Новая посуда

Автор: Selena     Категория: Гильдия мастеров, фотоотчет

Здорово, что все в этом мире имеет естественную склонность к развитию :)

Так сложилась сама структура реконструкции, что материальное развитие улучшается в геометрической прогрессии: находятся новые источники, появляется возможность более глубокого анализа старых, осваиваются новые-старые технологии…

Путешествуя по археологическим памятникам, мы смогли своими глазами увидеть некоторые предметы быта. Например в музее Генуэзской крепости хранятся такие чудесные тарелки:





А это Лувр:

И то, и другое датируется концом 14 – началом 15 века.

Конечно сразу появилось желание приобрести в личное пользование такие же вещицы. И мир почти сразу ответил взаимностью.

В нашей мастерской появился новый подмастерий. Что из этого получилось, судите сами:

Расценки такие:
кубок – от 350р
тарелка с росписью – от 450р
тарелка с гербом – от 750р
тарелка с личным профилем – от 1000р

Координаты для связи прежние:
blackcleric@yandex.ru
http://vkontakte.ru/id13427198

http://vkontakte.ru/id18928598
danceinfire@yandex.ru

реконструкция бокстонского болотного человека

Автор: Selena     Категория: Гильдия мастеров, Материальная реконструкция

Практическая реконструкция для любого человека – не важно, боец ли это, желающий проявиться в бугуртах и поединках, или девушка, привлеченная романтикой Средневековья – начинается с создания личного костюма.

Об общей терминологии и функциях женского костюма я уже говорила ниже.

По своему опыту, как консультант и специалист по костюмам в нашем клубе, могу сказать, что на начальных этапах именно исследование чужих работ зачастую помогает сориентироваться в выборе личного направления.

В этом разделе я расскажу о  личном опыте реконструкции, об общих и частных моментах и о тех подводных камнях, которые могут поджидать мастерицу.

Пожалуй, стоит начать в том порядке, в котором вещи, изготовленные мной, появились на свет.

Чуть больше года назад я вернулась в реконструкцию, и первым, о чем меня попросил Дима, было новое коттарди, более обоснованное археологией, чем все предыдущие клубные костюмы. Дело в том, что на изображениях (особенно представителей знатных сословий) со второй половины века доминируют распашные коттарди короткого приталенного фасона. Но, несмотря на это, единственным известным на данный момент археологическим источником является пурпуэн Карла Блуа. К сожалению, в силу иной функциональности, он является косвенным источником.

Димино коттарди было первым нераспашным в Клубе, и открыло новый этап реконструкции, когда обоснованным может считаться только изделие, имеющее археологические и изобразительные аналоги.

Выбор источника пал на Бокстонского болотного человека (The Bocksten Bog Man).

На скелете, обнаруженном в бокстонском болоте, были найдены коттарди, шоссы, худ и плащ желто-коричневой шерсти (yellow-brown woolen twill), 2 простых кожаных пояса и нож.

Из этого можно сделатьвывод, что этот человек был небогат. Подтверждения этому мы встречаем и на миниатюрах – большинство изображений крестьян и горожан «средней руки» иллюстрирует коттарди именно этого типа. Хотя существует достаточно изображений феодального сословия (особенно на первую половину века) в аналогичных коттарди. Так что, дополненное соответствующими статусу аксессуарами, коттарди такого кроя может быть использовано и в реконструкции более статусного типа.

Из всех находок, предложенных Марком Карсоном, это нераспашное коттарди наиболее легкого кроя.  Хотя находку относят к середине 14 века, крой достаточно архаичен и часто использовался в течение 2х предшествующих веков.

Для новодела были выбраны бурое сукно и черный лен на подклад. Поскольку спинка и перед являются цельнокроеными, расход материала равен двойной длине изделия + 5-10см на усадку.

Перед раскроем ткань обязательно стирается (или хотя бы замачивается) с небольшим количеством стирального порошка.

Это предотвращает ее последующую деформацию.

При изготовлении любой детали гардероба с подкладом, верхний слой должен быть больше нижнего на 1,5-3 см (в зависимости от типа ткани).

В данном изделии был использован самый распространенный шов «иглой назад». Поскольку края ткани не видны из-за подкладки, их закрепление не обязательно.

В данном случае изменен только вид горловины (не нарушая рамок историчности).

Исходный костюм включает в себя льняное, нательное белье, суконные шоссы, коттарди, шапку-«таблетку», обувь и аксессуары: пояс с литыми накладками, аграфа и сумка.

Реконструкторская легенда: рыцарь, второй сын в семье.

 

Керамика

Автор: Veresk     Категория: Гильдия мастеров, Материальная реконструкция

Лет семь назад я не подозревал, как можно соединить два самых ярких своих увлечения: реконструкцию и производство авторской керамики. Но постепенно уровень нашего клуба вырос настолько, что народ стал задумываться не только о доспехах, вооружении и костюмах, но и о бытовой жизни на фестивале в лагере. Спустя некоторое время наличие кружки и тарелки стало необходимым условием пребывания в Цитадели. Дальше – больше, сержанты обзавелись кувшинами, появился костровой набор, бытовые топоры и другое. Маленькое, но приятное преимущество нашего клуба в том, что участникам его не надо задумываться о том, где заказать себе глиняную посуду. Им не надо куда-то идти или списываться через Интернет с представителями мастерских из других городов. Всю керамику приношу им я. Такое удобство случилось в результате того, что мой хороший друг владеет собственной мастерской, он же в ней и главный гончар. Ему совершенно не сложно накрутить любителям живой истории сколько нужно кружек, тарелок, горшков, подсвечников и всего того, что так необходимо и что так украшает жизнь Реконструктора. Я тоже помогаю ему, занимаясь декором изделий. Самая удивительная правда заключается в том, что работники мастерской могут сделать из глины всё, что только можно из неё сделать.

Поэтому меня иногда немного удивляет желание клиентов (естественно мы работаем не только на наш клуб, но и на другие, и я занимаюсь сбытом в данной отрасли) выбрать себе посуду из каких-либо наших образцов. Нам совершенно не составляет труда повторить какое-либо изделие, но куда приятней, когда реконструктор предложит воссоздать вещь по фотографиям с музеев, или когда ролевик запросит себе что-то необычайное, отвечающее только его личным фантазиям. Работая над такими изделиями можно почувствовать настоящую, живую нить творчества.

Некоторым кажется дорогими наши цены, но им сложно понять, что изделие, скрученное на гончарном круге, приводимом в движение ногой мастера, вылощенное ручным способом, и обожженное в глиняной печи не может стоить столько же, сколько заводская штамповка. Из чего же складывается цена изделия? Это: материал (сама глина), стоимость энергии, затраченной на обжиг, материалы, покрывающие и защищающие поверхность (это молоко, сало или разноцветные глазури), и оплата человеческого труда. Поверьте, последнее, по сравнению с первыми имеет не очень большую долю. Дорогой может выйти пересылка, если вы живёте во Владивостоке или в Южно-Сахалинске (откуда у нас бывают заказы). Ну а если вы магистр какого-нибудь монашеского ордена, наше изделие могут вам подарить :) Для интересующихся даю примерные расценки на изделия и способы со мной связаться:

Тарелки – от 230р

Кружки – от 230р

Кувшины – от 500р

Подсвечники – от 300р

blackcleric@yandex.ru http://vkontakte.ru/album13427198_72413519  – Здесь можно увидеть других фото наших изделий. Написать мне или Кате в контакт тоже можно.

И не стесняйтесь комментировать статью, если она вам понравилась. Или не понравилась :)       

История Геральдики. Часть 2

Автор: Selena     Категория: Геральдика


С конца XIII и в течение XIV веков геральдика проникает во все области общественной жизни, а геральдическая терминология становится общеупотребительной в культурных слоях общества. Геральдика входит в моду в литературе, искусстве, быту. Гербы появляются повсюду, начиная с рыцарских доспехов и кончая ошейниками любимых собачек. Вернувшиеся из крестовых походов рыцари начали, подражая роскошным одеждам восточных правителей, носить особые гербовые одеяния, соответствующие по расцветке своим гербам и украшенные вышитыми гербовыми фигурами и девизами. Прислуга и оруженосцы получают одежду с гербом своих господ, обыкновенные дворяне надевают платье с гербами своих сеньоров, знатные дамы начинают носить платья с изображениями двух гербов: справа – герб мужа, слева – собственный. При французском короле Карле V Мудром (1338-1380) в моду вошли одежды, раскрашенные наполовину одним, наполовину другим цветом – ми-парти. От дворян и их оруженосцев эта мода перешла к представителям городских сословий. Таким образом, геральдика становится важной составляющей культуры Западной Европы.

 

Рыцарским турнирам герб обязан не в меньшей степени, чем крестовым походам. Турниры появились до крестовых походов. Во всяком случае, имеется упоминание о воинских играх, происходивших в 842 году в Страсбурге во время переговоров Карла Лысого и Людовика Немецкого. Вероятно, турниры оформились во Франции в середине XII века и затем распространились в Англию и Германию. В некоторых хрониках изобретателем турниров называется французский барон Г. де Прелли, но, скорее всего, он только разработал первые правила для турниров.

 

Так же, как и щиты рыцарей, попоны лошадей имели геральдическую раскраску. Следует сказать ещё о двух важных деталях. Рыцаря должно было быть хорошо видно сверху, с трибун, особенно во время общей схватки. Вот почему появились (или во всяком случае широко распространились) упомянутые уже навершия – укреплявшиеся на верхушке шлема фигуры, изготовленные из лёгкого дерева, кожи и даже из папье-маше (позднее – из более дорогих материалов). Знаменитый германский странствующий рыцарь XIV века Ульрих фон Лихтенштейн, принявший участие в нескольких турнирах одетый как легендарный король Артур, ввёл моду на сложные навершия: он носил шлем, украшенный фигурой Венеры, в одной руке держащей факел, а в другой – стрелу. Палатки или шатры, в которых рыцари готовились к состязаниям, хранили оружие и отдыхали в перерывах между боями (такими же палатками пользовались в походах крестоносцы), в дальнейшем также найдут отражение в искусстве геральдики – они превратятся в геральдическую мантию и шатёр “сень”.

 

В Европе к участию в турнирах допускались исключительно лица благородного происхождения. В Германии требования были более либеральны: иногда, чтобы получить разрешение, достаточно было сослаться на предка, принимавшего участие в рыцарском турнире. Можно сказать, что главным пропуском на турнир был герб, доказывающий высокое происхождение владельца и его положение в родовой иерархии. Для знатоков, каковыми были герольды, предъявленный герб содержал всю необходимую информацию.

 

Герольды систематизировали знания о гербах, выработали общие принципы и правила их составления и распознавания и в конечном счёте создали науку “гербоведение” или “геральдику“.

Существует два варианта происхождения терминов “геральдика” и “герольд“: от позднелатинского heraldica (от heraldus – глашатай), или от немецкого Herald – испорченного Heeralt – ветеран, как называли в Германии в средние века людей, имевших репутацию доблестных и храбрых воинов, приглашавшихся в качестве почётных гостей и судей на разные торжества, и, в частности, на турниры. Эти ветераны должны были сохранять обычаи рыцарства, вырабатывать правила турниров, а также следить за их соблюдением.

Французское название геральдики“blason” – происходит от немецкого “blasen” – “трубить в рог” и объясняется тем, что когда рыцарь подъезжал к барьеру, ограждавшему место проведения турнира, он трубил в рог, чтобы возвестить о своём прибытии. Тогда выходил герольд и по требованию судей турнира описывал вслух герб рыцаря в доказательство его права принять участие в турнире. От слова “blasen” происходит и французское “blasonner”, немецкое “blasoniren”, английское “blazon”, испанское “blasonar” и русское слово “блазонировать” то есть описывать герб. Герольды создали для описания гербов особый жаргон (и сегодня используемый специалистами по геральдике), основанный на старофранцузском и средневековой латыни, так как само рыцарство, как и многое с ним связанное – рыцарский кодекс, оружейные разработки, турниры и, наконец, геральдика – берёт начало из Франции, а точнее из империи Карла Великого (747-814), населённой франко-германскими племенами. Большая часть геральдической терминологии обозначается квазифранцузскими, устаревшими словами. В средние века французский язык использовался правящими классами в большинстве стран Западной Европы, так что правила геральдики должны были быть составлены на этом языке.

 

Итак, гербы приобретают всё большее значение в странах Западной Европы. В Англии с XII века герольды пользуются почётом при дворе королей. Эдуард III (1312-1377) учредил геральдическую коллегию, функционирующую по сей день (это учреждение – “The College of Arms” – располагается в Лондоне на Queen Victoria Street). Во Франции Людовик VII (1120-1180) установил обязанности герольдов и повелел украсить геральдическими лилиями все королевские регалии. При французском короле Филиппе II Августе (1165-1223) герольдов начинают одевать в рыцарское платье с гербом владельца и возлагают на них некоторые обязанности на турнирах. В XIV в. оформилась трехступенная иерархия “гербовых служителей”: персеванты, собственно герольды и гербовые короли, reges armorum (первоначально “короли герольдов”, reges hyraudorum) – верховные герольды, обычно стоявшие во главе т.н. гербовых марок (фр. marche d’armes; исходно турнирный термин, применявшийся к обширным округам, на которые условно делилось “турнироспособное” население Европы). Звание герольда становиться почётным, в него возводят лишь после какой-либо битвы, турнира или церемонии. С конца XIII века существовал особый обряд посвящения герольда или персеванта – “крещение”, в ходе которого кандидат приносил присягу, а сеньор окроплял его вином (иногда – водой либо водой и вином) и нарекал его должностным именем. Посвященный также получал “эмаль” – изображение герба сеньора для ношения на груди. Парадным облачением герольда обычно служила далматика (табард) с изображением на ней герба сеньора; первыми табардами герольдов были, вероятно, изношенные гербовые котты хозяев. Известны и другие должностные атрибуты, в том числе короны и скипетры гербовых королей. Обязанности герольда делились на три главные группы:

1) на них возлагалось объявление войны, заключение мира, предложение сдачи крепости и тому подобное, а также счёт убитых и раненых во время битвы или турнира и оценка доблести рыцарей;

2) они обязаны были присутствовать на всех торжественных церемониях – на коронации или погребении государя, при возведении в рыцарское достоинство, торжественных приёмах и т.д.;

3) на них возлагались чисто геральдические обязанности – составление гербов и родословных.

 

Труд герольдов оплачивался очень хорошо, существовала традиция не отпускать присланного герольда без подарка, чтобы не проявить неуважение к приславшему его государю.

 

Каждое государство делилось на несколько геральдических марок, бывших под наблюдением одного “оружейного короля” и нескольких герольдов. Например, Франция в 1396 году делилась на восемнадцать таких марок. В Германии в XIV веке отдельные провинции также имели своих герольдов.

 

Весомую долю исторических источников по геральдике составляют изображения гербов на отдельных предметах и сооружениях. Обширный пласт геральдического материала запечатлен в хрониках, поэмах и т.п. Наиболее специфический тип геральдического источника – сборник гербов, гербовник (фр., англ. Armorial, нем. Wappenbuch), гербовый столбец (фр. role d’armes, нем. Wappenrolle; в узком смысле – гербовый сборник в виде свитка, в расширенном значении – синоним гербовника). Предположительно старейшими памятниками такого рода являются Clipearius Theutonicorum Конрада де Муре (1240-е гг.), содержащий стихотворные описания 73 гербов, и геральдическая часть хроники Матфея Парижского (1244-1259 гг.) с изображениями и описаниями гербов. К 1250-м годам относятся “гербовые столбцы” Glover (Англия) и Bigot (Франция). Датировка и подлинность “гербовника коронации Оттона IV” (1220-е гг.?), сохранившегося в копии XVII в., остаются спорными. А.Р. Вагнером в 1950 г. сформулирован принцип классификации гербовников по типу их составления.

Основные группы гербовников – “событийные” (occasional), объединяющие гербы участников какого-либо события: похода, турнира и т.д.; корпоративные (institutional); “общие”, объединяющие гербы по территориальному признаку (local, provincial) или стремящиеся представить гербы всего мира (general; во фр. традиции термин general прилагается и к локальным, и к универсальным гербовникам); упорядоченные (ordinary), группирующие гербы по принципу сходства форм в гербоведческих целях; маргинальные, т.е. несамостоятельные, составляющие второстепенную часть памятника (например, гербы миннезингеров, иллюстрирующие Гейдельбергскую рукопись). Характерны составные гербовники, в том числе и такие исключительные по информативности и художественному уровню, как гербовник Гельдерна (Gelre), составленный К. Хейненом в 1370-1386 гг. Начинающийся фрагментами “случайного” и маргинального типа (гербовые иллюстрации к стихотворным текстам, гербы павших в битве при Ставерене и т.д.), он продолжается как универсальный, причем гербы собраны по странам и верховным сеньорам. В Гербовнике Золотого Руна, составленном гербовым королем одноименного ордена, Ж. Лефевром де Сен-Реми в 30-е гг. XV в., за гербами кавалеров ордена следуют гербы императора, курфюрстов, государей с их вассалами и подданными. Некоторые из гербовников (общие, корпоративные) создавались и дополнялись на протяжении длительного срока: так, гербовник Арльбергского братства св. Христофора велся с 1390 г. до XVIII в., Бургосского братства св. Иакова – в XIV и XV вв.; позднейшие дополнения есть и в Гельдернском гербовнике.

 

Гербы вносились в гербовники в виде описаний (фр. en Blason) или изображений щитов и замен, иногда рисовались и в полном виде, со шлемами, нашлемниками, коронами. Изображение герба могло также заменяться фигурой персонажа в гербовом убранстве (“одетого в герб”).

 

Датировка старейшего из дошедших до нас геральдических трактатов (трактат Дин, также известный как “De Heraudie”), спорна (1280-1300 гг., по другой версии – 1340-е гг.; сохранился в списке конца XIV в.). Трактат посвящен правилам англо-нормандского блазонирования и отражает профессиональные воззрения герольда.

Спустя столетия после возникновения гербов начинают появляться первые научные работы по геральдике и собственно гербовники, самым ранним из которых, по-видимому, является ” Zuricher Wappenrolle”, составленный в Цюрихе в 1320 году.

 

Во Франции Яков Бретекс в конце XIII века описывает турниры и гербы их участников. Но самым ранним трудом с изложением правил геральдики считается монография итальянского юриста Бартоло, чей “Tractatus de insigniis et armis” был опубликован в 1356 году.

Берри, главный герольд Франции при дворе Карла VII (1403-1461), по заданию короля объехал всю страну, посещая замки, аббатства и кладбища, изучая изображения гербов и составляя родословные старинных знатных фамилий. На основе проведённых изысканий он составил труд “Le registre de noblesse”. После него французские герольды начали вести регулярные генеалогические записи. Аналогичное задание получали от королей в период с

 

Генриха VIII (1491-1547) до Джеймса II (1566-1625) английские герольды, осуществлявшие так называемые “геральдические визиты” – инспекционные поездки по стране с целью переписи знатных семейств, регистрации гербов и проверки их правомочности. Оказалось, что большинство старинных гербов, появившихся до 1500 года, было присвоено владельцами самовольно, а не пожаловано королём. Изобрести простой герб не составляло труда. Ситуация, в которой три не имеющих родственных связей между собою дворянина имели одинаковые гербы, не была редкостью, а лишь доказывала, что эти гербы приняты ими произвольно. Когда на этой почве между владельцами одинаковых гербов возникал спор, каждый апеллировал к королю как к последней инстанции. Примечательно, что когда спор разрешался, дворянин, вынужденный в результате отказаться от своего герба, утешался тем, что самостоятельно изобретал себе новый.

 

В основе городских и государственных гербовпечати феодалов, удостоверявшие подлинность документов, рассылаемых ими из своих владений. Родовой герб феодала, таким образом, переходил сначала на печать замка, а потом и на печать принадлежащих ему земель. При возникновении новых городов и образовании новых государств требования времени и юридические нормы приводили к созданию гербов, либо совершенно новых, не заимствованных из родовых дворянских гербов, а несущих символические изображения, указывающие на местные достопримечательности, исторические события, хозяйственный профиль города, либо смешанных. В качестве примера можно привести герб Парижа, в котором соседствуют корабль и лазоревое поле с золотыми лилиями. Корабль символизирует, с одной стороны, лежащий в самом центре города остров де ля Сите на реке Сене, имеющий форму корабля, а с другой – торговлю и торговые компании, главную составляющую городского хозяйства. Лазоревое поле с золотыми лилиями – старая эмблема династии Капетингов, под покровительством которой находился Париж.

 

 

Наряду с индивидуальной геральдикой, в средневековье получили развитие и другие её направления – городское и корпоративное, в том числе церковное. Городские ремесленники и торговцы создавали гильдии, регистрируемые в качестве “юридических лиц” и снабжаемые соответственно гербами. Было принято, что члены гильдии носили одежду геральдических цветов своей ассоциации – особые ливреи. Так, например, члены лондонской Мясницкой компании носили бело-голубые ливреи, пекари – оливково-зелёного и каштанового цветов, торговцы восковыми свечами носили ливреи бело-голубой расцветки. Лондонской компании скорняков было позволено использовать в своём гербе горностаевый мех, хотя в соответствии со средневековыми нормами этот геральдический цвет мог использоваться только королевскими и дворянскими семействами в знак их исключительности и превосходства. На корпоративные гербы помещались главным образом орудия труда.

 

 

Подобные гербы, называемые гласными – “armes parlantes”, в которых название ремесла передавалось геральдическими символами, получают многие цехи и гильдии. Вот, например, как выглядели гербы цехов Гента, одного из крупнейших ремесленных центров средневековья: бондари изобразили на щите своего герба рабочий инструмент и кадушку, мясники – быка, торговцы фруктами – фруктовое дерево, цирюльники – бритву и ножницы, сапожники – сапог, рыботорговцы – рыбу, корабельщики – строящееся судно. Цех золотых дел мастеров Парижа получил от короля Филиппа VI (1293-1350) герб с изображением королевских золотых лилий, соединенных с золотым крестом и эмблемами их ремесла – золотыми сакральными сосудами и коронами, с девизом “In sacra inque coronas”. Аптекари изображают на гербах весы и ланцет, гвоздари – молоток и гвозди, колёсники – колёса, изготовители игральных карт – символы карточных мастей. Кроме того, в корпоративных гербах встречались изображения святых покровителей соответствующих ремёсел. Французский король Людовик XIII, желая поднять значение купечества, пожаловал шести купеческим гильдиям Парижа гербы, в которых корабль с парижского городского герба соседствовал с символами соответствующих ремесел и девизами.

 

Желающие подражать аристократии богатые горожане пользовались фамильными знаками наподобие гербов, хотя они и не были официальными. Но нуждавшееся в деньгах французское правительство решило обратить распространившуюся моду себе на пользу и разрешило обзавестись гербами всем желающим, но за плату. В результате введения в 1696 году налога на право иметь личный герб казна начала получать значительный доход, так как гербов регистрировалось огромное количество. Но вследствие этого значение гербов во Франции сильно упало – неимоверно расплодившиеся гербы обесценились.

 

Учебные учреждения также столетиями использовали гербы. Университеты часто получали гербы их основателей, как, например, колледж Христа в Кембридже, основанный леди Маргарет Бьюфорт. Итонский колледж в 1449 году получил герб от своего основателя короля Генриха VI (1421-1471), набожного отшельника, чья неспособность править стала одной из причин Войны Алой и Белой розы. Три белые лилии на этом гербе символизируют Деву Марию, в честь которой был основан колледж.

 

Церковь, бывшая крупнейшим феодалом Средневековья, рано начала использовать гербы в практических целях – для идентификации и демонстрации территориальной принадлежности церковных организаций. Гербы встречаются на печатях аббатств и епископов с XII века. Наиболее распространённые символы церковной геральдики – ключи св. Петра, орёл св. Иоанна и другие знаки, символизирующие различных святых, детали церковного обихода, и самые разнообразные кресты.

В Великобритании существуют определённые правила для гербов руководителей церкви, показывающие их статус в церковной иерархии. Например, гербы архиепископов и епископов украшаются митрами (герб папы римского венчает тиара), а на гербы священников более низкого ранга помещаются, в соответствии с их статусом, особые шляпы разных цветов, снабжённые разноцветными шнурами и кистями. Гербом папства в XIV веке стали скрещенные золотой и серебряный ключи апостола Петра – “разрешающий” и “вяжущий”, перевязанные золотым шнуром, на червлёном щите под папской тиарой. Этот герб сегодня является официальным гербом Ватикана, но каждый папа получает свой собственный герб, в котором ключи и тиара обрамляют щит.

На флаге Ватикана изображён малый герб города-государства, в котором отсутствует червлёный щит, но этот цвет перенесён на шнур, связывающий ключи. Очевидно, для флага выбраны цвета ключей – золотой и серебряный.

 

В основе всех государственных гербов европейских стран лежали родовые гербы правящих династий. На гербе Дании – три лазоревых леопарда на золотом поле, украшенном червлёными сердцами – так около 1190 года выглядел герб короля Кнуда VI Вальдемарссона. Наравне с английским этот герб можно считать старейшим европейским государственным гербом. На большом королевском гербе Швеции львы поддерживают щит, а также присутствуют во второй и третьей четвертях щита. Около 1200 года у правителя Норвегии появился свой герб, на котором изображён золотой в червлёном поле коронованный лев св. Олафа, в передних лапах сжимающий боевой топор. Лев финского герба постепенно сформировался к XVI веку. На гербах Бельгии, Нидерландов и Люксембурга также обосновался лев – старая эмблема герцогов Бургундских. На гербе Нидерландов – золотой лев с серебряным мечом и пучком стрел в лапах.

 

Литература:
Galbreath D.L., Jequier L. Manuel du Blason. Lausanne,1977.
Pastoureau M. Traite d’Heraldique. 2 ed. Paris,1993.
Wagner A.R. Heralds and Heraldry in the Middle Ages. 2 ed.
Oxford, 1956.

Словарь средневековой культуры / Под ред. А.Я. Гуревича. Изд-во «Росспэн». М., 2003.

История гербов и геральдики.

 

 

 

 

История Геральдики. Часть 1.

Автор: Selena     Категория: Геральдика

Геральдика (лат. ars heraldica – ремесло герольдов) – раздел эмблематики, сложившийся на протяжении Средних Веков в Западной и Средней Европе,  в основе которого находятся своеобразные обычаи оформления и употребления особых личных и коллективных знаков, прежде всего – гербов (лат. arma – оружие или доспехи; польск. herb от нем. Erbe – наследство), а также устойчивое единство идентификационной и декоративной функций этих знаков.

Прообразы гербов – различные символические изображения, помещаемые на знамена, доспехи и другие личные вещи – применялись еще в древности. Примеры этого мы можем встретить и Гомера, Вергилия и многих других античных авторов. Легендарные герои, как вымышленные, так и реальные, имели личные эмблемы. Так, шлем Александра Македонского украшал морской конь (гиппокамп), а шлема Ахиллеса и римского императора Каракаллы – орёл. Щиты также украшались разнообразными эмблемами, например, изображением отсеченной головы Медузы Горгоны. Но эти знаки использовались как украшение, произвольно менялись владельцами, не передавались по наследству и не подчинялись никаким правилам. Лишь некоторые эмблемы островов и городов античного мира использовались постоянно – на монетах, медалях и печатях. Эмблемой Афин была сова, Коринфа – Пегас, острова Родос – роза. В этом проявлялись зачатки государственной геральдики. Большинство древних цивилизаций имело в своей культуре некоторые элементы геральдики, например систему печатей или штампов, которая в дальнейшем неразрывно будет связана с геральдикой. В Ассирии, Вавилонской империи и в древнем Египте печати использовались так же, как и в средневековой Европе – для удостоверения документов.

 Древние германцы раскрашивали свои щиты в разные цвета. Римские легионеры имели на щитах эмблемы, по которым можно было определить их принадлежность к определенной когорте. Особыми изображениями украшались римские знамена – vexilla (отсюда происходит название науки о флагах – вексиллологии). Для различия легионов и когорт в войсках также использовались значки – signa – в виде различных животных – орла, вепря, льва, минотавра, коня, волчицы и других, которые носились впереди войска на длинных древках. По этим фигурам, часто относящимся к истории города Рима, военные части иногда получали названия.

Система эмблем и знаков отличия существовала повсеместно с давних времен, но геральдика, как особая форма символики возникла в процессе формирования средневековой европейской феодальной культуры. Принято считать, что гербы появились в X веке, но выяснить точную дату сложно. Первые гербы, изображённые на печатях, приложенных к документам, относятся к XI веку. Древнейшие гербовые печати помещены на брачном договоре 1000 года, заключённом Санчо, инфантом Кастильским, с Вильгельминой, дочерью Гастона II, виконта Беарнского. В условиях неграмотности и языковых барьеров средневекового общества использование гербового знака для подписи и для обозначения собственности было наиболее удобным способом заверки документов. Такой знак был понятен всем. Существует мнение, что гербы появились сперва на печатях и уже после на одежде и вооружении.

 В отличие от более ранних знаков герб обозначал обладателя в полноте его социальных проявлений и, соответственно, помещался на разнообразных предметах военного и мирного, парадного и повседневного быта, – на щитах, коттах, знаменах, попонах, печатях (при изображении всадника, в отдельно взятом щите, как у графини Иды Булонской и Даммартенской в 1201 г. с двумя гербами – собственным и мужа – в раздельных щитах, или же просто в поле печати, как у Рогезии де Клер, графини Линкольнской, ум. в 1156 г.), надгробиях (погребальный эмалевый портрет Гальфрида Плантагенета, гр. Анжуйского, в гербовых доспехах; ок. 1160-65), затем – на одеждах, зданиях, мебели, сосудах, ларцах, в оформлении документов и т.д.

 

Непосредственное развитие геральдика получила только после крестовых походов. Самое раннее такое свидетельство – французский эмалевый рисунок с могилы Жоффруа Плантагенета (умер в 1151 году), графа Анжу и Мэна, изображающий самого Жоффруа с гербовым щитом, где на лазоревом поле предположительно четыре вздыбленных золотых льва (точное число львов трудно определить из-за положения, в каком нарисован щит). Граф был зятем Генриха I, короля Англии, правившего в 1100-1135 годах, который, согласно хронике, и пожаловал ему этот герб.

Первым английским королём, имевшим личный герб, был Ричард I Львиное сердце (1157-1199). Его три золотых леопарда использовались с тех пор всеми королевскими династиями Англии.

Дело в то, что с XII века доспехи становятся всё более и более сложными, шлем закрывает все лицо рыцаря, сам он одевается в броню целиком, с головы до пят. Кроме того, при некоторых отличиях, все доспехи были однотипными, так что опознать рыцаря не только издали, но и вблизи стало невозможно. Эта ситуация дала импульс к массовому использованию герба в качестве опознавательного знака. В дополнение к гербу, изображённому на щите, постепенно появились дополнительные гербовые знаки, которые были призваны помочь рыцарям узнавать друг друга на расстоянии и в пылу боя: навершие укреплённое на верхушке шлема и геральдические вымпелы и штандарты. Сочетание двух видов родовых знаков – щита и навершия – составило в дальнейшем материальную основу герба.

Первоначальные нашлемники повторяли изображения гербового щита; старейший известный пример – печать 1197 г. графа Балдуина IX Фландрского, изображающая его в гербовом убранстве – со львом на щите (герб, прослеживаемый с 1162 г.) и с фигуркой льва на шлеме. С XIII века нашлемники могли, как согласовываться со щитом, так и обладать знаковой самостоятельностью. Стало типичным воспроизведение гербового щита (на печати, здании, в рукописи и т.д.), увенчанного шлемом с нашлемником и наметом или ламбрекеном (“lambrequin”, от латинского “lambellum” – клочок или кусок материи) в качестве “верхнего герба” (нем. Oberwappen, фр. аналог: timbre); последний вместе со щитом образовывал иконографически устойчивый полный герб. В Германии, вследствие повышенного внимания к родовому и коллективному, нашлемники закрепились, став фамильными, и их изменение нередко служило параллелью западной практике внесения в щит бризур. На Западе и Юге Европы нестабильные нашлемники часто заменялись или варьировались владельцами. У крупнейших родов и династий, а к концу XIV века и у части средней знати родовые нашлемники появились, однако с ними продолжали соперничать менее долговечные (личные?). Так, большинство членов королевского дома Валуа имели право одновременно на разные нашлемники: общединастический (лилию), своей ветви рода (бургундский филин и т.д.), многочисленных реальных и титульных владений или же личный.

 

Нашлемник как элемент герба зачастую не был идентичен реальному шлемовому украшению – парадному, турнирному или тем более боевому (употребление таковых украшений в бою вообще весьма сомнительно). Условно-гербовая иконография нашлемников иногда отчетливо дистанцировалась от их предметных прототипов: так, на реальном шлеме “Черного Принца” Эдуарда Вудстокского помещался стоящий и глядящий вперед лев; при воспроизведении этого же нашлемника в составе полного герба нормой был разворот львиного туловища в профиль, а головы – анфас (по аналогии со львами в щите). Даже на печати с фигурой самого принца в гербовом облачении лев на его шлеме изображен условно-гербовым образом.

Пик всеевропейского употребления гербов с нашлемниками в XIV и XV веках связан с турнирными модами, но не сводится к ним. Значительная часть нашлемников, известных по гербовым изображениям этого периода, могла вообще не иметь никакого оружейного воплощения и существовать только в геральдическом декоре рукописей, печатей, зданий и т.п.

 

Намет – ткань, с XII в. крепившаяся к шлему для защиты от жары и холода, для смягчения ударов, а также для украшения – является обязательной частью герба, и изображается в виде накидки с развевающимися концами, закрепленной на шлеме с помощью бурлета (от французского “burrelet” – венок) или короны. В ранних гербах намет часто изображается с орнаментально вырезанным краем. В XIV веке шлем в составе полного герба часто изображался с наметом, который мог получать определенную расцветку, украшаться гербовыми фигурами. Постепенно гербовый намет удлинялся, превращаясь из короткого назатыльника в развевающееся покрывало. Это отражало не только эволюцию реального шлемового покрывала, но и декоративные тенденции в геральдическом искусстве. К XV веку оформилась практика воспроизведения намета как орнамента в виде развевающихся клочьев ткани, обычно имеющих один фиксированный цвет с лицевой стороны, другой – с изнанки.

Крах и Пакестан

Автор: Veresk     Категория: Жители

Ну вот. Выдался и мне вечерок чуть-чуть пографомантсвовать. А о чем бы мне написать? Ну конечно же! О практически самых дорогих и близких членах нашего клуба… о лошадях!
Их у нас в клубе две боевые единицы: рыжий хитроумный Крах, пятнадцати лет отроду и пятилетний Пакистан. Оба мерина. Думаю, все знают, что это такое. Кстати, исторически сложилось, что наиболее часто рыцари предпочитали именно меринов, они более спокойно реагируют на все те чудеса, которые сопровождали рыцаря по жизни. Несмотря на то, что рыцаря у нас в клубе два, по большей части общаюсь с Крохой и Пашкой именно я. Расскажу, как они у нас «случились». В далёком, как уже сейчас кажется, 2005 году в конце зимы началась бурная подготовка к воронежскому фестивалю «Время легенд». Заправляла тогда сим действом некая Маша Сотникова. И ничего бы в общем-то из нижеописанного может и не произошло бы, да только имела Маша страсть по лошадям. Ну и взбрела ей в голову шальная идея замутить на том фесте, не виданное доселе дело: конный турнир! А что для этого надо ?

  • 1) лошади
  • 2) рыцари.

Ну с рыцарями-то всё просто – уже тогда Цитадель была лучшим клубом города Воронежа. С лошадьми посложнее, кто ж даст свою-то под такое дело? Но тут была найдена одна очень живая женщина, совладелица тогда ещё молодой конюшни в Подпольном, которая загорелась данной идеей. Ну а ваш покорный слуга давно вынашивал идею «покататься на лошадке», а тут ещё такое…

Роман начал конные тренировки первым, и был поглощен идеей конного турнира. Ну а я же тренировался в своё удовольствие. Ну и пошло-поехало, отгремел воронежский фестиваль (кстати, лучший на моей памяти).

 

С успехом прошёл и конный турнир, наступило лето. Рома стал появляться на конюшне всё реже и реже, а меня зацепило (впрочем чему удивляться, ведь проехаться галопчиком, когда справа от тебя колосится рож, а слева обрыв, уходящий к дону… с таким удовольствием может сравниться не многое). Но постепенно Надежда (совладелица конюшни) стала скучать в нашей компании.

     И у неё в голове созреем коварных план. На конюшню привезли коня: это был двухлетка, очень рослый красно-тёмно-серой масти. Привезли его для того, чтобы Надежда смогла его продать. А моя тогдашняя девушка имела неосторожность высказать прилюдно восхищение по его поводу. И на меня потихонечку начали давить: купи. Надежде от этого одна выгода – процент ей, да и постоялец новый на конюшне. Да я и сам был не против, только вот откуда взять 30 000, за ещё за постой потом 2 500 в месяц. И тут в ход пошёл убойный аргумент: «коня собираются сдавать на мясо». Эта байка потом при мне ещё не раз использовалась, но тогда это показалось мне катастрофой. Нужная сумма была быстро найдена, а подписывать куплю-продажу, поехал я верхом на самом Пашке – так у меня он и появился. С Крохой там было уже другое: постепенно я понял, что моё призвание в конном деле, не только и не столько сама верховая езда, но и обучение новичков. А для этого нужна вторая лошадь, а тут Кроха – проверенный ветеран и сам учитель во многом…

Теперь расскажу про них самих: Пашка ещё достаточно молод и не смотря ни обстоятельства довольно горяч, и порой бывает сложно удержать его от того, чтобы с шага он не перешёл на рысь и в галоп. Но зато вернее друга мне просто не найти – всегда и поймёт и поддержит. Любое моё начинание. Бой на копьях – пожалуйста, переть на лошадь «противника» (да так, что б та попятилась и попыталась скинуть седока) – нет проблем, строем ходить – так это вообще в удовольствие!

Кроха он другой. Во многом он скорее учитель и воспитатель. Если новичок не сумеет проявить волю в своих желаниях – ничего делать не будет. Пойдёт куда ему надо. Да и для опытного седока при желании может подготовить пару сюрпризов. Но это уже из-за тяжелой судьбы. Что уж говорить конь казаков «прошёл». И не смотря на это многие люди, учившиеся или просто выезжавшие на нем, просто влюбляются в рыжего.

Теперь пару слов о том чем мы занимаемся. Это, конечно же обучение элементарным навыкам верховой, ну и разные средневековые развлекаловки, для тех кто поопытнее: например копейные сшибки, или бой верхом на мечах. Ну и конные походы “за тридевятьземель” ещё никто не отменял.

В последнее время клубные не много интересуются нашими лошадьми, но с другой стороны мы с Пашкой и Крахом можем с гордостью сказать, что некоторое количество людей мы верховой езде уже обучили.

Католические молитвы

Автор: Selena     Категория: История

Католицизм или католичество (от греч. καθολικός — всемирный; впервые по отношению к церкви термин «η Καθολικη Εκκλησία» применён около 110 г. в письме святого Игнатия к жителям Смирны и закреплён в Никейском символе веры) — крупнейшая по числу прихожан (более 1 млрд) ветвь христианства, сформировалaсь в I тысячелетии на территории Западной Римской империи. Окончательный разрыв с восточным православием произошёл в 1054 году.

 

 

In nomine (Крестное знамение):

 

In nómine Patris , et Fílii, et Spíritus Sancti. Amen.

 

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

 

 

Ave, Maria

Самая распространенная Богородичная молитва латинской Церкви, соответствующая восточному песнопению «Богородице Дево, радуйся».

 

Ave, Maria, gratia plena;

Dominus tecum: benedicta tu in mulieribus,

et benedictus fructus ventris tui Iesus.

Sancta Maria, Mater Dei,

ora pro nobis peccatoribus,

nunc et in hora mortis nostrae.

Amen 

 

Радуйся, Мария, благодатная!

Господь с Тобою. Благословенна Ты между женами,

и благословен Плод чрева Твоего Иисус.

Святая Мария, Матерь Божия,

молись о нас, грешных,

ныне и в час смерти нашей.

Аминь

 

Как и «Богородице Дево, радуйся», «Ave, Maria» первоначально была соединением двух Евангельских приветствий Богородице — архангела Гавриила и праведной Елизаветы (Лк 1. 28 и 42). Со временем «Ave, Maria» была дополнена второй, молитвенной, частью; окончательный текст утвердился после XVI века.

«Ave, Maria» входит в чин начальных молитв всякой службы, в крайне популярный чин Розария и т. д.; существует множество музыкальных вариантов ее исполнения.

 

Pater noster  (Молитва Господня)

Pater noster, qui es in caelis,

sanctificitur nomen tuum.

Adveniat regum tuum .

Fiat voluntas tua, sicut in caelo et in terra.

 Panem nostrum quotidianum da nobis hodie.

 Et dimitte nobis debitta nostra,

sicut et nos dimittimus debitoribus nostris.

Et ne nos inductas in tentacionem,

sed libera nos a malo.

Amen.

 

Отче наш, Иже еси на небесех!

Да святится Имя Твое;

да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли.

Хлеб наш насущный даждь нам днесь,

и остáви нам дóлги наша,

якоже и мы оставляем должником нашим;

и не введи нас во искушение,

но избáви нас от лукаваго.

Аминь.

 

 

Credo in Deum (Апостольский Символ Веры)

 

 

 

Credo in Deum, Patrem omnipoténtem, Creatórem cæli et terræ. Et in Jesum Christum, Fílium ejus únicum, Dóminum nostrum: qui concéptus est de Spíritu Sancto, natus ex María Vírgine, passus sub Póntio Piláto, crucifíxus, mórtuus, et sepúltus: descéndit ad ínferos; tértia die resurréxit a mórtuis; ascéndit ad cælos; sedet ad déxteram Dei Patris omnipotentis: inde ventúrus est judicáre vivos et mórtuos.
Credo in Spíritum Sanctum, sanctam Ecclésiam cathólicam, sanctórum communiónem, remissiónem peccatórum, carnis resurrectiónem, vitam ætérnam. Amen

 

 

Верую в Бога, Отца Всемогущего, Творца неба и земли. И в Иисуса Христа, единого Его Сына, Господа нашего, Который был зачат от Духа Святаго, родился от Марии Девы; страдал при Понтии Пилате, был рáспят, умер и погребен; сошел во ад; в третий день воскрес из мертвых; восшел на небеса и сидит одеснýю Бога Отца Всемогущего; оттуда придет судить живых и мертвых.
Верую в Духа Святаго, святую Католическую Церковь, святых общение, оставление грехов, воскресение плоти, жизнь вечную. Аминь.

 

Gloria Patri (Малое славословие):

 

Glória Patri, et Fílio, et Spirítui Sancto.

Sicut erat in princípio, et nunc, et semper, et in sǽcula sæculórum. Amen.

 

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу.

Как было изначала и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

 

Молитва, которой Богородица научила детей в Фáтиме:

 

Domine Jesu, dimitte nobis debita nostra, salva nos ab igne inferiori, perduc in cælum omnes animas, præsertim eas, quæ misericordiæ tuæ maxime indigent.

 

Господи Иисусе, прости нам наши грехи, избави нас от адского огня, и приведи в рай все души, особенно те, которые больше всего нуждаются в Твоем милосердии.

 

 

Молитва блаженного Бернарда де Фельтре,

излюбленная молитва иезуитов, с которой начинались основные дела и заседания совета Ордена.

 

Anima Christi, sanctifica me,

Corpus Christi, salva me, Sanguis Christi,

inebria me, Aqua lateris Christi,

lava me, Passio Christi, conforta me,

O bona Jesu, exaudi me,

Intra tu vulnera absconde me,

 Ne permittas ma separari a te

Ab hoste maligno defende me,

In hora mortis meae voca me,

Et jube me venire a te

Ut cum Sanctus tuis laudem te

In saecula saeculorum.

Amen.

 

Душа Христова, освяти меня,

Тело Христово, спаси меня,

Кровь Христова, напои меня,

Вода ребра Христова, омой меня,

 Страсти Христовы, укрепите меня,

О благий Иисусе, услыши меня,

В язвах Твоих сокрой меня,

Не дай мне отлучиться от Тебя,

От лукавого защити меня,

 В час смерти моей призови меня,

И повели мне прийти ко Тебе,

Дабы со святыми Твоими восхвалять Тебя

Во веки веков.

Аминь.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Допустимые ткани. Часть 2.

Автор: Selena     Категория: Средневековый костюм

Шелк – очень дорогой и очень популярный материал. В Англии и Германии были сословные ограничения на использование шелковых тканей. Так, в Англии сквайрам запрещалось носить одежду из бархата и дамаска. Она была допустима только для рыцарей. Тогда как дешевые шелковые ткани – сатин, например, разрешалось носить сквайрам (Дракон №10 роты св. Георгия).

Шелковые ткани импортировали в основном из Ломбардии. Все были шириной 45 см.
Сатин – средней плотности шелк – отличающийся блестящей поверхностью. Шел на воротники и женские пояса.
Дамаск – плотный тяжелый шелк, обычно узорный. Шел на подкладку рукавов, на очень дорогие статусные одежды.
Тафта – тонкая и мягкая шелковая материя, которую производят, как с полотняным, так и с саржевым переплетением, различных цветов; преимущественно используется на подклад.
Атлас – плотная и блестящая шелковая ткань, в силу дороговизны чаще всего использовалась для церемониальной и парадной одежды.
«…При вскрытии гробницы короля Италии Бернарда (797-818 гг.) был обнаружен огромный, длиной в тридцать локтей, плащ из белого дамасского атласа с золотыми бордюрами, вышитый по углам золотом и цветным шелком». (Л.М. Горбачева, Костюм средневекового Запада, М., 2000, стр. 47).

Есть упоминания о том, что при поздних Каролингах (до 987г.) некоторые детали облачения для литургии (в особенности головные уборы) шились из малинового атласа.

Обычно, из-за высокой стоимости средний класс использовал шелк мелкими кусочками – на подкладку видимых отворотов одежды – тогда как основная часть одежды была подбита льном.
Целиком шелковые подкладки в основном носили женщины.

Средневековый шелк был не обязательно тонким и струящимся, он бывал и плотным, тяжелым. Образцов таких тканей сохранилось множество, в т.ч. узорной златотканой и сребротканой парчи. Первоначально такой шелк вырабатывался в Византии, мусульманской Испании, Сицилии (есть образцы 12 в.), после и в Италии.

Характерным было использование шелка для белья. Особенно часто такой вариант встречался среди городского населения, поскольку вши и блохи лучше себя чувствуют при высокой плотности населения жертв. Вот и старались все, у кого хватало денег, сделать себе шелковое белье.

Отдельно хочется упомянуть бархат – шелковую ткань на различной основе «с лица ворсистую, а с изнанки гладкую».
Длина ворса у бархата составляла 1,5-2 миллиметра, бархат с более длинным ворсом называли косматым.
Ворс мог покрывать не всю поверхность ткани, а только отдельные участки, образуя узор. Такой бархат назывался рытым. Узор достигалось либо тиснением по уже готовому бархатному полотну, либо рисунок образовывался в процессе ткачества за счет чередования ворсистых и гладких поверхностей. В процессе тиснения на бархат накладывались формы с выпуклым рисунком, которые прибивали ворс. Самый простой из узорчатых „рытых” бархатов – дрогетовый, более сложный с узорами из цветов – травный, или суставчатый.
Разрезной бархат – тот, у которого петельки ворса разрезаны. Если участки разрезанного ворса сочетались с участками не разрезанного в виде петель, такой бархат называли полуразрезным, или вытяжным.
Одним из лучших считался киперный (саржевого переплетения), который по месту производства называли итальянским или китайским.
Бостер – это средний по качеству вид гладкого бархата.
В золотом бархате для создания узора использовали золотые нити.
Двоеморхий бархат- это бархат с ворсом разной высоты ( т.е. две разные высоты ворса ). Рисунок получался как на рытом, только и в “низкой” и в “высокой” частях рисунка ворс был.
Шелковым бархатом особенно славилась Италия. Встречаются упоминания бархата на льняной основе с шелковым или шерстяным ворсом. Есть сведенья о шелковом бархате на хлопковой основе, конец 14 в., археология Лондона (Elisabeth Crowfoot & Frances Pritchard, Kay Staniland, Textiles and Clothing, c.1150-c.1450, стр. 127-128).
Неоднократно упоминался и турецкий х/б бархат, но его существование и допустимость сейчас являются темой горячих споров.
Бархат известен в Европе с 9 века. Начинает широко использоваться приблизительно с 13 века.
Бархатная светская одежда:
1303 г., из описи Рауля де Неля, коннетабля Франции:
две котты из бархата (ii cotes de veluel)
плащ из алого бархата (une cloche de vermeil veluel) с шапочкой (chapel), расшитой его гербами – 60 су – 3 ливра.

1313 г., Англия, тоже из описи:
плащ полосатого бархата (mantel de velvet raie) на белках (menuver).

1307-1308 гг.
robe (комплект верхней одежды) de veluel gramsi, шился для королевы.

В 1302 г. среди одежды английской королевы Маргариты – ‘robe’ из зеленого бархата, состоявший из шести предметов: трех одежд на меховой подкладке (“furred garment”), двух сюрко и плаща.
Горожане часто соперничали со знатью модностью и роскошью одежды, об этом можно судить из завещаний и законах о роскоши.

Так для Испании была характерна борьба с чрезмерным употреблением шелка. В 1348 г. право их носить было оставлено только за королевской семьей (Альфонсо XI Кастильского). Но это слишком суровое ограничение было смягчено указом от 1395 г., разрешавшим шелк всем владельцам верховых лошадей (т.е. высшему сословию).

Во Франции горожанам было запрещено носить мех горностая, белки и некоторые другие виды меха и украшать платье золотом и драгоценными камнями. Известны указы от 1350, 1367, 1380 гг. (все три касаются ограничения употребления ценных мехов; количество постановлений указывает на их бесполезность) и 1387 г.

Первые итальянские указы о роскоши костюма были изданы во Флоренции (1330, 1334 – два указа за один год, 1335). Практику регламентации роскоши быстро переняли все крупные города севера страны, в первую очередь Милан (известен указ 1396 г).
В первую очередь преследовались пулены (длинноносая обувь), шлейфы и глубокие вырезы, открывавшие грудь и спину. Часто ограничивается количество одежд из шелка и бархата, которое могло находиться в распоряжении одного человека.

Если были законы, значит, были и нарушения.

Но, при анализе завещаний упоминание украшений (в т.ч. серебряных и золотых) встречается чаще, чем упоминание одежды из шелковых тканей, из чего можно судить об их цене.

Если говорить о комплексной реконструкции, можно привести следующие классы:

Крестьянский и небогатый городской костюм:

* льняное и суконное домотканое полотно;
* отсутствие украшений, простые пряжки.

Городской и костюм и костюм прилично одоспешенного солдата:
* качественное льняное и хлопковое полотно;
* мануфактурное сукно;
* смесовые ткани;
* бронзовые и серебряные украшения.

Богатый городской и дворянский костюм:
* хорошее льняное полотно (имеется в виду тонкой выделки);
* хлопчатобумажные ткани, например, муслин (самый распространенный материал для головных уборов – чепцов, покрывал);
* шелк (восточный или итальянский; из многочисленных видов шелковых тканей чаще других упоминаются тафта, атлас, парча, бархат);
* камлот (смесовая ткань из шелка с тонкой шерстью);
* хорошо выкрашенное качественное шерстяное сукно.
Спросом

пользовались знаменитые шерстяные драпы из Брюгге. Красные и пунцовые сукна ( т.н. «экарлат»), везли из Фландрии и Бургундии, того же цвета, но дешевле были брюссельские сукна. Из Руана везли черные сукна из Дуэ – зеленые и т.д.;
* меха.
*серебряные и золотые украшения, использование камней. Бронза – богатая.

При реконструкции костюма любого из классов наибольшее значение имеет комплексное соответствие заявленному статусу и региону. Так использование дорогих шелковых тканей в костюме горожанина допустимо, но при соответствии остальных деталей гардероба. К счастью реконструкция сейчас достигла достаточно высокого уровня, и «обедневшие дворяне» и «бархатные крестьяне» становятся пережитками прошлого.

Дмитрий

Автор: Selena     Категория: Жители

Чем большее значение что-то имеет в твоей жизни, тем сложнее об этом говорить. Люди ждут объективной информации, а ты повествуешь им о своих восторгах. Со мной, по крайней мере, так. Поэтому предупреждаю сразу: я буду субъективна, но по мере сил честна.

Дмитрий – второй рыцарь и сооснователь «Цитадели». Это естественно, поскольку они с Ромой родные братья. Клуб сейчас именно такой во многом благодаря тем стараниям, которые в него вложил Дима.
С самого начала нашего знакомства Рома с Димой оказались для меня воплощение рыцарства в этом бренном мире. Но если Рома – рыцарь светский, с любовью к быту, походам, битвам и крестьянкам, то Дима
Мне всегда были интересны крестоносцы – люди, дававшие обеты и сражавшиеся не ради мирских славы и богатства, а ради высших идей. Дима выбрал именно этот путь. Когда клуб только зарождался, у ребят была идея реконструировать Тевтонский орден, даже название подобрали – «Тевтонь». Но Рома довольно быстро понял всю прелесть светского рыцарства. Для Димы же рыцарские ордена – главная идея реконструкции и по сей день. Причем выбор конкретного ордена тоже не случаен. Дело в том, что среди достаточно длинного списка военно-монашеских орденов особенно проявили себя два: тамплиеры и госпитальеры-иоанниты. Имея примерно равные полномочия, власть и духовные цели, они существенно различаются в одном: орден Храма упразднён, распущен и отлучен от Церкви папой Климентом V, Суверенный военный гостеприимный орден Святого Иоанна, Иерусалима, Родоса и Мальты (таково полное название) существует и сегодня.
К тому же само название Госпитальеры произошло от «госпиталя». Дима же в миру – врач-психиатр, так что выбор очевиден.
Вступавшие в орден принимали три обычных монашеских обетацеломудрие, бедность и повиновение. Дима соблюдает все три, не из верности ордену или игры, просто он так живет. Дело в том, что бытовой уровень реконструкции напрямую отражает статус. Поэтому люди, реконструирующие знать, стараются достичь максимальной планки: рыцарская цепь и пояс с серебряными накладками, позолоченный пояс и несколько шелковых платьев у Леночки, серебряный венец с драгоценными камнями у меня… Для Димы реконструкция в другом, вследствие чего мы периодически спорим. Он не хочет богатого быта, отдавая предпочтения качественным, но не вычурным вещам.
Его костюм очень простой – только необходимое. Льняное нательное белье, черные суконные шоссы, красное коттарди по выкройке болотного человека, таблетка из зеленого сукна, плащ с крестом, сумка, пояс и обувь. Но халтуры Дима не принимает – все элементы реконструкции полностью историчны и выполнены по технологиям, аналогичным тем, что были в 14 веке. И так во всем. Он относится к тому, к сожалению не популярному сейчас, разряду реконструкторов, которых интересует больше духовная, чем материальная сторона «живой истории».
Зато дома у этого человека почти нет фаянсовой посуды – только сделанная вручную на круге, в гараже – клубная мастерская, а среди домашних животных наряду с черным котом числятся две лошади. Сложно и восхитительно одновременно. Сложно жить, как подобает настоящему рыцарю, не только в условиях 10-15 мероприятий в году, а каждый день. А восхитительно потому, что есть еще Рыцари Печального Образа в наше постиндустриальное время. Ведь имя Донкихота известно сейчас каждому, а сколько, не заглядывая в книгу, могут вспомнить имена хотя бы двух его оппонентов?
Дима, как и Рома имеет свой личный герб – геральдического орла не золотом фоне, серебряные луну и мальтийский крест. По законам геральдики луна – знак второго сына, а крест – символ ордена госпитальеров.

Дмитрий сложный, часто резкий и прямолинейный, где-то бескомпромиссный человек. Но, зная то, почему он именно такой, испытываешь не раздражение, а гордость оттого, что он рядом. Я люблю его и горжусь им, и пусть я субъективна, но зато честна. И нет, наверное, человека, близко его знающего, который бы смог со мной не согласиться.

С Днем Рождения!

Автор: Selena     Категория: Новости

Сегодня действительно знаменательный день! Ведь 26 лет назад, в такой же прохладный и звонкий осенний день появился на свет второй рыцарь клуба – Дмитрий. Наверное, не случайно, что он родился именно в Покров. Ведь для Клуба он сейчас «первый после Бога», во многом именно благодаря ему Клуб сейчас такой, каким мы его знаем и любим.

Так что поздравляем «Цитадель» с таким прекрасным и действительно незаменимым человеком в ее рядах, а Диму с этим замечательным днем! Пусть сбудутся все самые заветные мечты!


..