«Хороший тон для дам».

Автор: Selena     Категория: Общество, Средневековая культура

Приходилось ли вам замечать, что от некоторых примеров реконструкции костюма остается ощущение какой-то неточности, незавершенности? Даже когда общее исполнение вполне канонично и не вызывает вопросов.

В современном движении ИР воссоздание дворянского комплекса пользуется значительно меньшей популярностью, чем 5-10 лет назад. Это логично – большинство из нас являются «наследниками» городской, бюргерской культуры, и, как следствие, чувствует себя привычнее и комфортнее в статусе горожан. К тому же такого рода статус дает больше простора для реконструкции – от горожан средней руки, имевшим доступ к самым простым элементам быта, до зажиточного бюргерства, соперничавшими в роскоши с дворянами, а порой и превосходившими их. Нахождение в такого рода статусе естественно и чаще всего не вызывает затруднений. Однако до настоящего времени нередки примеры реконструкции знати. Ошибки в этой области, к сожалению, встречаются значительно чаще. Особенно среди женской реконструкции.

Чтобы было понятно, что я имею в виду, приведу пример. Около 2000-го года Ливонский орден снял короткий демонстративный фильм, в котором наряду с рассказом о таком явлении как историческая реконструкция, был художественный сюжет о путешествии небольшого отряда через опасные леса Руси в далеком 14 веке. В составе группы были и две благородные дамы в бархатных безбоких сюрко. Особенно очаровательным был момент, когда на привале дамы, подхватив одной рукой подолы, другой котелки, подпрыгивая и радостно смеясь, отправились за водой. Конечно же, образ благородных леди развеялся мгновенно.

Можно возразить, что с момента создания фильма прошло много лет, реконструкция шагнула вперед, научность и скрупулёзность были подкреплены новыми источниками, а бархат впал в немилость, однако и до последнего времени мне нередко приходится видеть девушек, чью статусную реконструкции подрывают нестатусные проявления. Что вполне резонно наводит на мысль о том, что реконструкция дворянского комплекса не должна заканчиваться только на создании предметов быта.

В качестве примера того, какой же должна быть благородная дама я хочу привести текст стихотворного сочинения «Хороший тон для дам». Автор его – Робер де Блуа, был французским трубадуром, жившим и писавшим в 13 веке.*

Как же должны были быть воспитаны женщины? Об этом рассказывает Робер де Блуа, автор стихотворного сочинения «Хороший той для дам». Поэт начинает свое нравоучение следующими словами:

Урок учтиво дамам преподать,

Желаю я, чтоб рассказать,

как должно им себя вести…

В движении, в речи и в молчании — во всем следует соблюдать меру. Если женщина говорит слишком много, ее считают болтливой и глупой; если не вымолвит ни слова, ее найдут неприветливой — ведь она должна уметь принять гостей. Если она из учтивости радуется всем приходящим, найдутся глупцы, которые будут хвалиться, что они в особой милости у нее, хоть ей такое и в голову не приходит. А если она сдержанна, ее сочтут гордой и высокомерной, либо скрытной. Так что многие разумные дамы воздерживаются от проявления чувств, принимая тех, кто им нравится, опасаясь толков.

«Ничего не следует делать ни слишком много, ни слишком мало». Поэтому в поведении следует соблюдать меру, особенно на людях. Отправляясь в церковь или иное место, не нужно пускать иноходца рысью или галопом. Ездить следует ровным, размеренным шагом, не обгоняя своих спутников (это неприлично). Дама не должна стрелять глазами вправо-влево, ей следует смотреть прямо перед собой и любезно приветствовать всех встречных. Неблагороден тот, кто скупится на приветствия; по мнению поэта, «приветствие стоит десяти марок». При виде нищих не нужно изображать презрения, к ним следует приближаться ласково, но соблюдая достоинство. Следует, во всяком случае, разговаривать с ними милостиво.

В обществе особенно корректно следует вести себя по отношению к посторонним мужчинам.

Если вы поставите преграду его устам,

Мужчина никогда не коснется ваших,

Если это не тот, кому вы вся принадлежите.

Неразумна та, что в этом сомневается…

Никогда не нужно смотреть мужчине в лицо, разве что тому кому но праву принадлежит любовь дамы, поскольку хорошо известно, что если женщина на кого-то часто смотрит, тот не преминет счесть себя избранным. И странно будет, если он так не подумает, — «ведь глаза стремятся туда, где находится сердце».

Если кавалер просит любви дамы, то она не должна хвалиться этим в обществе, ведь это не только дурно, но и неосторожно. Если дама решила пойти ему навстречу, незачем, чтобы об этом знали все. Благоразумнее скрывать свои чувства, ибо никогда не известно, во что они могут превратиться, и нередко тот, на кого обращают меньше всего внимания, вдруг становится любим.

Не следует декольтироваться, показывая плечи и грудь, и открывать ноги. При этом обнаруживается то, что должно оставаться сокрытым. О любой женщине, показывающейся перед слугами в неглиже, очень быстро пойдет дурная молва. Не следует принимать ни от кого драгоценностей, ибо такой подарок дорого обойдется. Вообще любая честная женщина не должна ничего принимать ни от кого, кроме родственников. В этом случае ей следует вежливо их поблагодарить и бережно хранить подарок — не за его стоимость, а как бесценную память. Тем более никогда не следует принимать подарков тайно.

В обществе особо следует опасаться споров и перебранок. Женщина, позволившая втянуть себя в ссору, потеряет всякий авторитет и прослывет развратной. Женщины, к большому вреду для себя, в пылу спора легко могут сказать больше, чем хотели, а потом будут раскаиваться, что поддались гневу. Если дама оказывается в ситуации, когда с ней говорят в малоподобающей манере, то самый лучший выход — промолчать, сохранив при этом свое доброе имя, поскольку «все, что вы сможете возразить, пойдет вам во вред». Тому, кто ищет ссоры, это нанесет больший урон, чем разразившийся скандал. Произнося оскорбления, дама наносит вред своей репутации: «сварливая женщина противна Богу и людям». Тем более дамы никогда не должны ругаться.

QIP Shot

Рис. 1

Не менее постыдно для женщин излишество в еде и питье: у таких дам отсутствует не только чувство меры, но и «учтивость, красота, разумность» — главные женские добродетели. Пьянство же — порок тем более непростительный.

Позор! Как стыдно быть должно

Тем, кто не знают меры.

Кому вино идет во вред,

Пусть меньше пьет

Или с водой его мешает.

Далее автор сочинения излагает множество правил поведения для знатных, хорошо воспитанных женщин на все случая светской и личной жизни.

Дама, которая не встает с места и прячет лицо, когда ее приветствует сеньор, считается дурно воспитанной, поскольку, шутит поэт, «могут подумать, что у нее болят зубы». Это вовсе не значит, что прятать лицо никогда не следует. В этом надо соблюдать золотую середину. Дурнушки — прячьтесь; красавицы — позволяйте себя видеть; но если дама едет верхом, то пусть надевает вуаль. В церкви лицо следует открывать; однако, если случается засмеяться, то должно изящно прикрыть рот рукой.

Любая женщина должна заботиться о своем туалете в соответствии со своим сложением и сообразуясь с обстоятельствами. Особо следует следить за собой в церкви, где любой может за ней наблюдать и не упустит ни малейшего повода для злословия. ”Нужно остерегаться смеяться, разговаривать или смотреть по сторонам. Здесь это неуместно. По окончании мессы надо переждать, пока толпа схлынет, непременно дождаться своих сопровождающих, а потом уже можно выходить, не опасаясь толкучки. На выходе должно приветствовать всех знакомых господ, а высокородным дамам оказывать почести, уступая нм дорогу.

Если у вас хороший голос, пойте, но не слишком долго, ибо это нередко утомляет. Если вы находитесь в обществе знатных людей и вас просят спеть, — не отказывайтесь. Сделайте это просто, словно в кругу близких друзей…

QIP Shot


Рис. 2

Пусть ваши руки будут чистыми, ногти — хорошо подстриженными и светлыми. Нет красоты, которая могла бы заставить забыть об опрятности…

Проходя мимо чьего-то дома, не смотрите на то, что там делается, но следуйте своей дорогой. Если вам нужно туда войти, предварите ваше появление кашлем или возгласом, никогда не следует входить неожиданно для хозяев…

Следите за собой за столом, это очень важно. Смейтесь мало, говорите умеренно. Если вы едите вместе с кем-либо, оставляйте лучшие куски ему. Не тяните в рог кусков ни слишком горячих, ни слишком больших. Каждый раз, когда пьете, вытирайте губы, но остерегайтесь приближать салфетку к глазам или носу либо пачкать пальцы…

Из всех пороков наихудший — ложь. Никто не будет ни любить женщину, которая лжет, ни служить ей. Можно излечить от раны, но не от привычки лгать. Даже когда кажется, что, слукавив, можно выпутаться из щекотливой ситуации, не следует прибегать к этой хитрости: «лгущие уста убивают душу».

* Текст приводится но книге Виолле-де-Люка «Жизнь и развлечения в средние века». Иллюстрации оригинальные.

Праздник средневековой культуры (Белгород, 2012)

Автор: roman     Категория: Средневековая культура

Население городов Чехии 14 века

Автор: roman     Категория: История, Общество

В XIV и XV веках бюргерство не представляло собой единого общественного класса. В XIV веке в результате развития ремесла, торговли и денежных отношений города стали играть все большую роль в экономической, социальной, политической и культурной жизни страны.
Начиная с XIII века, в Чехии шло развитие горного дела, снабжавшего страну драгоценными металлами, необходимыми для развития торговли. Из серебра, которое добывали на чешских горных промыслах и особенно в Кутной Горе, чеканили чешские гроши, имевшие хождение по всей Центральной Европе. Чехия была неиссякаемым источником серебра.

krumlov_5.jpg

В правление Карла IV Прага стала одним из крупнейших торговых центров Европы. В этом городе, расположенном на пересечении торговых путей, идущих с севера на юг и с востока на запад, жило свыше 30 тысяч человек, которые кормились прежде всего за счет торговли. По своему значению Прага значительно превосходила остальные чешские города. До некоторой степени с ней могла сравниться только Кутна Гора, расцвет которой объясняется развитием горнорудного дела.
В руках крупнейших бюргерских семейств концентрировался торговый капитал, это позволяло им занять господствующее положение в городе. Власть в городе принадлежала нескольким патрицианским семьям, связанным друг с другом узами родства. Они были хозяевами городской ратуши и использовали власть для собственного обогащения. В чешских городах власть корыстолюбивого патрициата была еще более ненавистна потому, что патрициат здесь в большинстве своем был немецким, в то время как подавляющее большинство городского населения составляли чехи. Таким образом, социальные противоречия усугублялись национальными.
Против патрициата выступали широкие слои населения – бюргеры. Бюргеры накопили значительные средства, однако за свои дома они обязаны были платить патрициям и монастырям арендную плату (вечная рента), суммы, поступающие от городских налогов, исчезали в бездонных карманах патрициев. В процессе торговли патрициат устанавливал контроль и над ремеслом, хотя в этом стремлении он натыкался на противодействие цехов. Поэтому раздоры и мелкие столкновения между цехами и захватившим власть патрициатом были обычным явлением. в жизни чешских городов начиная с середины XIV века.
Так, например, в городе Брно во время волнений в 1378 году представители ремесленников требовали, чтобы восемь мастеров, чехов по происхождению, участвовали в заседаниях совета, когда там обсуждаются вопросы, касающиеся всей «общины» (то есть имущих слоев города). Точно так же и в Иглаве в 1391 году имели место выступления против патрициата. Однако все эти выступления были подавлены патрициями при помощи стражников.

1320921753_doksi1.jpg

Самую многочисленную группу населения городов составляла городская беднота, теснившаяся в лачугах предместий, в городских трущобах. Это были разорившиеся ремесленники, поденщики, челядь, работающие по найму подмастерья, а также изгои феодального общества — нищие и проститутки. Эта часть городского населения, представляла собой взрывчатый материал, готовый вспыхнуть от первой искры. А начиная с XIV века положение городской бедноты неуклонно ухудшалось. Росли цены на самые необходимые предметы потребления, а заработная плата при этом оставалась прежней, а если и возрастала, то все-таки не могла поспеть за растущими ценами.

Сон и сновидения в Средние века (часть первая).

Автор: Rhiamon     Категория: История, Общество

QIP Shot

Монографию швейцарской исследовательницы М.Э.Витмер-Бутш* можно считать, пожалуй, первым в историографии опытом воссоздания картины восприятия феноменов сна и сновидений, интерпретации их причин и того .значения, которое им придавалось в разных слоях общества в эпоху христианского Средневековья (500-1500 гг.).

Тема сна и сновидений традиционно разрабатывается психологами. Психоанализом З.Фрейда был дан первый импульс к изучению сна и сновидений как самостоятельного историко-культурного феномена. Одним из наиболее ранних исследований в этом направлении была книга П.Сентива (1930 г.), содержавшая критический разбор снов, описанных в “Золотой легенде” Якоба Ворагинского. Используя методы психоанализа, П.Сентив сделал ряд интересных предположений о происхождении некоторых мотивов средневековой агиографии.

С конца 40-х гг. начинают выходить работы о видениях и снах средневековых людей, и такого рода исследований, несомненно, больше, чем работ просто о снах. Это не удивительно: само Средневековье не различало сон религиозного содержания и “видение”: амбивалентный термин “visio” переводится словами и “сон”, II “видение”. Сегодня литература о видениях и снах в Средние века, о значении этих феноменов в религиозной и политической жизни того времени весьма обширна. Характерно, однако, что при всем ее многообразии, отражающем литературоведческие, медицинские, теологические аспекты и аспект истории ментальностей, все еще отсутствует целостное представление о снах и сновидениях как существенном компоненте повседневной жизни средневекового общества (исключением следует считать эссе Ж.Ле Гоффа о месте и роли сновидений в культуре и массовой психологии Средневековья).

Витмер-Бутш поставила своей задачей всестороннее рассмотрение связанной со сном проблематики. Постановке проблемы, обзору историографии и источников посвящена первая глава реферируемой работы. Сон, как и болезнь, голод, смерть, относится к антропологическим константам, люди спали во все времена, но их поведение, связанное со сном, обязательно несет но себе отпечаток эпохи и позволяет нам заглянуть в их духовный мир, постигнуть то, в чем они сами вряд ли отдавали себе отчет, Это главная задача Витмер-Бутш. Несмотря на фрагментарность данных, содержащихся в источниках (автобиографические свидетельства, агиография, медицинские и медико-теологические сочинения и т.п.), ей удалось сложить их в своеобразную картину-мозаику, дающую представление о стереотипах, связанного со сном поведения, о средневековых теориях, объясняющих природу сна и сновидений, о том, как эти теории соотносились с повседневной жизнью различных слоев общества и как реалии этой повседневной жизни, в свою очередь, отражались в сновидениях.

Исследовательница ставит и ряд методологических проблем, связанных с необходимостью проработки информации, как бы лежащей на поверхности в детальных описаниях снов в житиях, биографиях, хрониках, но нуждающейся тем не менее и дешифровке. Знакомство с современными теориями сна и сновидений помогает Витмер-Бутш расшифровывать сообщения источников.

Однако, она постоянно задается вопросом, насколько современные объясняющие модели применимы к средневековою у материалу; что общего между снами средневекового человека и нашего современника; возможно ли в продуктах ночных фантазий людей столь отдаленной эпохи выделить те же структурные особенности, которые наблюдают современные психологи, прежде всего переработку дневного опыта в ночных переживаниях.

В главе 2-й “Сон в повседневной жизни” Витмер-Бутш. на материалах биографий, писем, медицинских рекомендаций, монастырских уставов, привлекая также данные археологии и иконографии, проводит нечто вроде социологического исследования поведения, связанного со сном.

Такая глубоко частная и к тому же казавшаяся современникам “само собою разумеющейся” сфера жизни, как организация сна, освещена источниками весьма слабо: где, как, на чем, с кем, как долго спали? Автор показывает, что до Х11-Х1П вв. даже в городах жилища были очень просты, люди спали в одном помещении (а в деревне и до XVI в. в домах редко бывало больше, чем одно-два помещения). В холодное время года даже в относительно состоятельных семьях люди спали все вместе в одной комнате, обогреваемой жаровней или открытым огнем (каменные печи появляются с XIII в.), а потому кровати, если они вообще имелись, были рассчитаны на то, чтобы в них помещались и родители, и дети, и их незамужние тетушки. Колыбели для младенцев вошли в обиход знати еще в эпоху Меровингов, однако в низших слоях общества они приживались крайне плохо вплоть до Позднего Средневековья, и взрослые предпочитали брать маленьких детей в свою постель.

Иногда постель делили между собой и совершение посторонние люди – паломники, бедные путешественники, рассчитывавшие на дешевый ночлег в гостиницах и на постоялых дворах. К XIV в. относятся жалобы на жадных хозяев постоялых дворов в Риме: пользуясь наплывом паломников, они умудрялись класть в одну постель не по два-три человека, как было принято, а по пять-шесть. В подобных условиях находились также старики и больные в госпиталях и приютах.

В монастырях эта сфера жизни до мелочей регламентировалась монастырскими уставами. Братия должна была спать в одном помещении; если народу было слишком много, занимали несколько спален. Кельи на одного появляются впервые у итальянских эремитов в XI в., в других орденах – позже, с XI [1 в. Во избежание однополых контактов, которые могло порождать монастырское одиночество, в дормиториях не гасили светильников на ночь, монахи, в отличие от мирян, спали в одежде.

Спальные аксессуары не отличались разнообразием. В деревне простые люди долгое время спали на соломе на полу. Среди знати с Раннего Средневековья в обиход вошли простые деревянные кровати в форме ящика (форма эта просуществовала едва ли не до XIII и.). Матрасы для этих кроватей набивали соломой, тростником, листьями или мхом, перины были редкостью. На матрас стелили льняное покрывало, меховое или матерчатое одеяло, были и небольшие подушки. В городах c XШ в. в простых семьях спали на высоком деревянном ложе, у тех, кто побогаче, оно было более роскошным, с кожаными ремнями вместо современных пружин. От остального помещения кровать отделялась матерчатым занавесом, а с XIV в. добавляется и деревянный навес-крыша. Балдахин на резных деревянных столбах входит в моду у итальянской знати в конце ХIV столетия.

Чередование сна и бодрствования определялось долготой светового дня. С наступлением темноты все укладывались спать. Только в исключительных случаях да в праздники отход ко сну откладывался, и люди пользовались искусственным освещением.

В холодное время года, когда темное время суток продолжительнее, люди спали, вероятно, дольше.

В монастырях режим сна был довольно суров; негативное отношение к сну было заложено Библией, являлось одной из составляющих аскетического образа жизни и должно было способствовать осмыслению грехов и покаянию. Для монахов сон был лишь необходимой данью природе: он возвращал силы, необходимые для служения Господу. Поэтому время, отводимое на сон, должно было быть минимальным и его запрещалось тратить, например, на чтение в постели.

В отношении к сну у мирян, как пишет исследовательница, тоже чувствовалось сильное влияние церкви. Благословение постели перед сном, регулярные вечерние молитвы, по мнению Витмер-Бутш, свидетельствуют еще и о том, что сама ночь воспринималась людьми как наиболее опасная часть суток; во время сна они не чувствовали себя спокойно, так как всегда существовала опасность набега, пожара, вторжения грабителей. Засыпая, человек не знал, проснется ли он здоровым и проснется ли вообще.

Чувство неуверенности, страха, беспокойства воплощалось и ночных кошмарах, которые официальная теология приписывала воз-действию демонов. Именно беззащитностью спящего и страхом перед наступающей ночью объяснялась, с точки зрения Витмер-Бутш, популярность распространившегося на рубеже Х1-Х11 вв. трактата “De lapidi.s” – о свойствах драгоценных камней и, в частности, об их способности влиять на глубину сна и на сновидения. Считалось, что рубин вызывает сладкий сон, несущий отдых и приятные сновидения, бриллианту свойственно отгонять “пустые” сны и кошмары.

* М.Е. WITTMER-BUTSCH. ZUR BEDEUTUNG VON SCHLAFEN UND TRAUM IM MITTELALTER// MEDIUM AEVVM QUOTIDIANUM. SONDERBAND 19. KREMS, 1990. 400 S.

«Немецкий поединок»

Автор: roman     Категория: Боевое искусство

video017623-20-41.JPGИскусство боя в полных доспехах является, по видимому, самым сложным из всех многочисленных вариантов вооруженного противостояния, предлагаемых к изучению сохранившимися средневековыми рукописями. Причем при внимательном изучении источников просматривается определенная специфика в подходе к бою в полных доспехах у германских авторов. Например, даже в 15 веке когда во всей Европе на полях сражений безусловно господствовала алебарда и боевой молот – на ряду с советами по обращению с ними такие известные авторы как Ханс Таллхоффер и другие дают и пособия по так называемому старинному немецкому бою – бою в полных доспехах с применением копья, длинного меча и кинжала.
Судя по всему первым сформулировал принципы этого боя мастер Иоганн фон Лихтенауэр – человек величину вклада которого в систематизацию и рационализацию Европейских и особенно немецких средневековых боевых искусств трудно переоценить. Он по собственному признанию – путешествуя и собирая сведения о боевом искусстве по всей Европе пришел к выводу что и для боя верхом и пешим, человеку в полных доспехах достаточно следующего набора оружия : копье, длинный меч, кинжал. Практические эксперименты показали абсолютную верность его утверждения. Так как в бою в полном доспехе далеко не последнюю роль играет максимальное снижение энергозатрат – набор оружия приведенный выше оказывается выгоднее более внушительных но неповоротливых и тяжелых молотов и алебард в тоже время он выигрывает у легкого оружия в длине плюс большим преимуществом оказывается высокий уровень защищенности самого бойца.

218_cr.jpg

Немецкие мастера за столетия практики вывели ряд важнейших простых принципов и советов как именно пользоваться подобным вооружением.
Для боя достаточно двух шагов – один для атаки и один для обороны писали они указывая на опасность и бессмысленность попыток, например, гоняться за более легким и маневренным противником утомляя себя и создавая опасную для себя инерцию.
Существует три дистанции: дальняя – когда между противниками два шага, средняя – когда один шаг и ближняя когда между бойцами нет шагов.
Основных позиций защиты четыре – высокая, средняя, низкая и смещающая……..все эти советы позволяют даже по прошествии сотен лет вновь изучать и эффективно применять старинное искусство.
Таким образом, бой в доспехах двух рыцарей с применением копья, меча, щита и кинжала мы будем условно называть «немецкий поединок».
Подобный вид сражения не был в новинку ко второй половине 14 столетья, и в последствие он получает свое развитие в трудах других мастеров немецкого фехтования. Поэтому мы можем говорить о традиционности этого искусства, так как к примеру щит-тарч применяется даже тогда, когда во второй половине 15 века он повсюду выходит из употребления в пешем бою (Gladiatoriе).

215_cr.jpg


«немецкий поединок» прежде всего интересен именно сочетанием такого количества разнообразного вооружением в руках сражающегося. Копьем он колет на дальней дистанции. На средней, вступает в дело меч, на ближней – кинжал. И в самом конце может прийти время для применения борьбы в доспехах.
Одина из первых сложностей при изучении этого стиля боя – как взять в руки сразу столько оружия. Куда это все девать? В средневековых рукописях дается довольно большое количество способов решения этой проблемы. Копье и меч можно взять одновременно двумя руками, в то время как щит висит на предплечье (либо на шее) Другой способ предлагает нам взять меч и щит левой рукой, а копье правой. В таком случае мечом и щитом отражают удары, а копье становится очень мобильно для поражения противника. Третий способ предлагает брать копье обеими руками, в то время, как меч покоится на поясе в ножнах. В таком случае надо еще уметь быстро выхватывать меч из ножен. Во всех перечисленных способах – место кинжала традиционно в ножнах на поясе.
Далее возникает вопрос, куда девать длинное оружие, при перемещении на короткую дистанцию. Можно его использовать как рычаг при борьбе, но чаще его просто отбрасывают. Удачно получается, если удается бросить его в противника и тут же сократить дистанцию. После того как копья были отброшены, выбрасывается щит, и поединок продолжается на мечах. Случается так, что мечи бывают так же отброшены и наступает время кинжала. Очень важно при этом быстро выхватить его из ножен.
Таким образом, мы видим что «немецкий поединок» – колоритное боевое искусство немецких земель, интересное своей мало-изученностью в наше время.

video017923-01-25_cr.jpg

 


Попов Р., Максимов Р., 2012

Дворянство в Чехии 14 века

Автор: roman     Категория: История

65c2bebcd927.jpgКласс светских феодалов Чехии 14 века не был единым. В зависимости от размеров владений, происхождения и общественного положения светские феодалы делились на высшее дворянство (панство) и низшее дворянство, то есть рыцарей, земанов и паношей. Паны, так же как и монастыри, стремились к объединению своих распыленных владений. Эти владения в значительной своей части были раздроблены и состояли из отдельных участков, на которых сидели крестьяне. Усилия какого-либо пана увеличить или округлить свои владения наталкивались на противодействие других феодалов.
Несравненно хуже было положение низшего дворянства, мелких феодалов, которые в экономическом отношении не могли конкурировать с владельцами крупных поместий. Владения низшего дворянства уменьшались в результате посягательств со стороны соседних панов. С подобным явлением мы встречаемся в южной Чехии. Так, например, панский род Рожемберков с середины XIV века расширил свои владения прежде всего за счет мелких дворян, которые вынуждены были продавать свои обремененные долгами замки и усадьбы и поступать на службу к Рожемберкам в качестве бургграфов и служащих. В стремлении расширить свои владения Рожемберки не останавливались даже перед захватами церковной собственности, именно это-то стремление и привело к будущему переходу части панства в гуситский лагерь в период гуситских войн.
Панские роды, могущество которых теперь возросло, претендовали на неограниченное господство, стремясь захватить в свои руки как центральную, так и местную власть, вследствие чего возникали постоянные трения между панством и королем. Если Карлу IV, нашедшему опору в церкви, еще удавалось держать в повиновении крупных феодалов, то Вацлаву IV пришлось не только испытать на собственном горьком опыте, насколько паны сильнее его, но и познакомиться с панской тюрьмой.
pernsteyn1.jpgВопрос шел также и о том, удастся ли низшему дворянству получить доступ к местному управлению. Мелкий дворянин или прилагал все силы на борьбу с могущественным и знатным соседом, или вынужден был продавать собственный замок и искать пропитания либо при дворе, либо у тех же панов. Много мелких дворян шло в наемную армию, а часть же прибегала к иным средствам — к грабежу и разбою. В полном соответствии с духом феодального права рыцарь, по отношению к которому соседний пан совершил какую-либо несправедливость, мог объявить ему войну, брался за меч и возмещал убытки за счет панского имущества. Он нападал на панские усадьбы и деревни, угонял скот и грабил крестьян. Эти феодальные усобицы, столь обычные для эпохи феодализма, превращающиеся иногда в настоящую «виселичную войну», усугублялись борьбой между самими разбойничьими бандами. Во главе этих банд обычно стояли обедневшие дворяне, которые в лесной чаще или на больших дорогах грабили путников и купцов. Многочисленные примеры феодального разбоя и грабежа встречаются в южной Чехии, они записаны в так называемой «Книге казней панов из Рожемберка». Преступления — разбой, грабеж, налеты и поджоги, — описанные в «Книге казней», наглядно показывают, насколько острой была ситуация господствующего класса.
Само собой разумеется, что интересы дворянства (как высшего, так и низшего) не могли не вступить в противоречие и с интересами городов. Развитие ремесла и торговли наталкивалось на давние привилегии панства. Сравнительно более тесные отношения с городами поддерживали рыцари, которые в борьбе против церкви в панства искали союза с горожанами. Кредитные операции, к которым дворянство очень часто вынуждено было прибегать, были также одной из связующих нитей между ним и городами.

Историческое фехтование на Мальте

Автор: roman     Категория: Боевое искусство

“Цитадель” – вчера – сегодня – завтра

Автор: roman     Категория: Новости, О Клубе

1.jpgВ сети на просторах нашей необъятной последнее время с новой силой поползли слухи о распаде и прекращении существования нашего клуба. Отношения к действительности они, разумеется, не имеют поскольку «Цитадель» продолжает функционировать вопреки поспешным мнениям некоторых ранее состоящих там людей. К сожалению, процесс распространения нелепых слухов трудно контролируется и продолжается, пожалуй, с момента основания клуба. Связан он, прежде всего, с нормальным процессом ротации людей в малых группах (какими является большинство клубов исторической реконструкции). Люди приходят и уходят, некоторые ушедшие вступают в другие клубы или организовывают свои собственные. Наименее экологично настроенные из них начинают кричать на каждом углу, что с их уходом деятельности группы, в которой они некогда состояли, пришел конец, но зачастую это не так.
Основными принципами работы «Цитадели» были и остаются взаимное уважение между его участниками, этичное и культурное поведение, взаимопомощь и поддержка друг друга. 3.jpgВ процессе самой реконструкции делается упор на историческую составляющую. Однако, к сожалению, должен признать, что раньше нам не всегда удавалось соблюдать эти высокие моральные принципы. Последствия были печальны, напряженная внутренняя атмосфера, противоречия и конфликты не шли на пользу еще ни одному коллективу. Хуже всего, мне казалось, что низкий внутриклубный уровень отношений отталкивал нормальных культурных людей. Это вынудило меня прибегнуть в сентябре 2011г к решительным мерам, поставив одноклубников в довольно жесткие рамки требований. Каждый, кто хотел развиваться вместе с клубом – сделал шаг вперед, остальные по тем или иным причинам остались на месте, породив дикое количество слухов, толкований и искажений.
К маю 2012г. проведенные решительные действия уже принесли свои плоды, принеся в клуб ту атмосферу дружелюбия и тепла, которая казалось, была давно потеряна после долгих лет существования «Цитадели». Особенно остро это чувствовалось на последних выездах на мероприятия. Текущие задачи, несмотря на сложность, решались легко и быстро, принося участникам ощущение душевного комфорта от погружения в историю.
В будущем мы намерены придерживаться выбранной позиции культуры внутриклубных отношений, нашедших свое отражение в Уставе «Цитадели». Мы так же будем рады людям, которые хотят изучать историю, средневековую культуру и боевые искусства Богемии 14 столетия, если они обязуются придерживаться культурных норм и правил, принятых в нашем клубе.

4.JPG

И предлагаем сотрудничество, помощь и поддержку целым коллективам со схожими моральными и этическими установками.
В дополнение к вышесказанному, хотелось бы рассказать о нашей нынешней деятельности, а так же целях и задачах, которые клуб «Цитадель» ставит перед собой. Одним из основных направлений для нас является изучение и применение на практике боевого европейского искусства 14 века. Мы включаем в него: фехтование полутораручным мечом и кинжалом в полном доспехе, фехтование древковым оружием (алебарда), фехтование одноручным оружием (меч, топор), применение большого пехотного щита (павеза), работу отряда строем, как профессиональной боевой единицы, а так же средневековую европейскую борьбу. Как уже говорилось, используя термин «историческая реконструкция», мы стараемся максимально приблизиться к историческим реалиям и стандартам изучаемой эпохи и региона. Из чего следует, что для нас недопустимо искажать основы средневекового фехтования в угоду мнимой безопасности и уж тем более ограничивать их современными правилами для личного удобства.
В изучении мы руководствуемся наставлениями таких мастеров фехтовального искусства, как Иоганнес Лихтенауэр и Ганс Талхоффер. В дальнейших планах нашего клуба стоит изучение таких воинских дисциплин, как управление боевым конем и выполнение конных упражнений (попадание турнирным копьем в сарацин, рубка мечом закрепленных объектов и.т.д.), фехтование коротким мечом и баклером, фехтование на копьях…2.jpg
Помимо этого, мы считаем очень важным для клуба, находить пути к сотрудничеству с профессиональными историками и гос. Институтами для обмена опытом и популяризации средневековой культуры. В этом мы уже добились определенных успехов, установив партнерские отношения с Историческим факультетом Воронежского Государственного Университета. В рамках этих отношений клуб «Цитадель» принял участие в нескольких совместных мероприятиях и посетил исторические семинары.
Безусловно, наш клуб всегда будет поддерживать репутацию клуба, трепетно относящегося к материальной составляющей исторической реконструкции. Это равно относится как к воинскому вооружению, доспехам, и костюмам, так и прочим предметам быта воссоздаваемого исторического периода.


Ремонт стиральных машин Тюмень цены
Портал мастеров ремонта и отделки
рбт.su
..