Максимов Роман

Автор: roman     Категория: Личности, Новости

bkb_qezk8n0.jpgВне всякого сомнения, об этом человеке, как об авторе статей нашего блога стоило написать уже давно, поскольку вот уже больше года он активно участвует в написании и редакции заметок. Таким образом под ником roman с равной долей вероятности может быть и моя статья и его или написанное в соавторстве.
Итак, прошу любить и жаловать, Максимов Роман. Один из руководителей муниципального молодежного клуба «Хранители», город Белгород. Стаж в реконструкции – более 20 лет. Успехи, достигнутые им в нашем общем деле можно перечислять бесконечно, это и воспитание боевого коня, и реконструкция боя по немецким источникам и многие вещи, сделанные им впервые на просторах нашей необъятной. Но главное, это стремление создавать представление об истории средних веков такое, какое оно было на самом деле, вместо повсеместных искажений и фальсификаций, которые цветут буйным цветом в движении исторической реконструкции.dsc_7874.jpg
Наше общение началось после публикации мною заметки об особенностях немецкого защитного вооружения 14 столетья. Дополнения были настолько удачны, что по качеству превзошли саму статью. Потом наши клубы познакомились поближе и сейчас осуществляют плодотворное сотрудничество во многих областях, начиная расшифровкой боевых приемов со страниц кодексов и заканчивая проведением совместных мероприятий.

Вацлав IV

Автор: roman     Категория: Личности

“Ребенком он стал королем; по-детски, к сожалению, правил и во взрослом возрасте: благодушно и справедливо, пока страсти необузданные не сбили его с истинного пути, и стал он королевствовать не как муж, а по своему капризу и своенравно, как каждый слабый человек, который выглядеть сильным хочет”.
Франтишек ПАЛАЦКИЙ. ИСТОРИЯ НАРОДА ЧЕШСКОГО В ЧЕХИИ И МОРАВИИ

die_deutschen_kaiser_wenzel.jpgВацлав IV наглядно опровергает пословицу о яблоке, падающем недалеко от яблони. Он стал яблоком, которое закатилось от Карлова древа изрядно далеко. Впрочем, будем справедливы: быть сыном великого отца всегда нелегко. От такого сына обычно ждут, что он не только сравняется величием с отцом, но и превзойдет его.
Прежде всего, Вацлав не унаследовал от своего отца упорства, рассудительности и дипломатического таланта. Вместе с тем его образ, донесенный до нас историей и традициями, во многом искажен. Дело в том, что его обуславливают, а иногда и затмевают, драматические события той эпохи, полной противоречий и поворотов, которые характерны прежде всего для второй половины правления Вацлава IV, длившегося сорок один год. Возникает вопрос: а сумел бы любой другой правитель, не исключая знаменитого отца Вацлава, достойно справиться со своей миссией в такую эпоху?
На проблематичность справедливой характеристики этого чешского короля объективно указывает тот же Палацкий, который пишет:
О моральном облике и всей личности Вацлава IV, к сожалению, никто из его современников не оставил достаточно верного и с натуры написанного образа; до нас дошли отрывочные суждения и рассказы, по большей части предвзятые и принадлежащие людям, которые, лично общаясь с королем, отзывались о нем на основании собственного опыта и собственного взгляда. Те же страсти, которые в ходе его 41-летнего правления стали причиной того великого раздвоения, в котором до сих пор находится западное христианство, породили и противоречащие друг другу заключения о характере и поведении короля Вацлава как среди современников, так и среди потомков. Это привело к тому, что если, с одной стороны, большинство писателей изображало его низким пьяницей и бессмысленным буяном, то, с другой стороны, нашлись голоса, отмечавшие в нем весьма разумно мыслящего мученика, поддавшегося на свою беду ненависти злых людей…

ДВА РИМСКИХ ПАПЫ И ТРИ ГОЛОСА. Период правления Вацлава IV (1378–1479) был чем угодно, но только не идиллией. Когда восемнадцатилетним юношей он вступил на чешский трон, положение чешского государства во многом было прекрасным. Его территории, благодаря Карлу IV, почти удвоились; чешский король считался одновременно королем римским (императором он становился только после коронации в Риме); увеличился международный престиж чешского королевства благодаря “брачной” политике отца Вацлава: младший сын Карла Сигизмунд получил в приданое жены венгерскую корону, а дочь Анна вышла замуж за английского короля Ричарда II. После вступления на престол правой рукой молодого чешского короля Вацлава IV был коронный совет во главе с князем Пршемыславом Тешинским, в который входил многие опытные земские и имперские чиновники, в частности Ян из Стршеды.
С другой стороны, здесь с самого начала имелись и неблагоприятные обстоятельства. Прежде всего, двойное папство, которое отравляло уже и последние дни жизни отца Вацлава. Во главе католиков стояли в то время два папы римских — один в Риме, второй — в Авиньоне, а почти вся церковь была охвачена глубоким нравственным разложением. Ее кульминацией можно назвать понтификат антипапы Урбана VI (1378–1389), на счет которого (или, скорее, на счет болезни которого) приписываются десятки преступлений против человечности, коварные убийства епископов и кардиналов, еще чаще — обвинение их в ереси и присуждение к сожжению, не говоря уж о продаже индульгенций, пребенд и других способов накопления церковных богатств. Об Урбане VI известно, что он страдал манией величия, усугубленной к тому же манией преследования, что гнало его от убийства к убийству. Он был болен паранойей — хроническим заболеванием, не так уж часто встречающимся среди душевнобольных. Сегодня оно даже поддается лечению. Однако паранойя, постигшая человека, обладающего большой властью, может обернуться для других настоящей катастрофой, как это и произошло в случае Урбана VI.
Сначала Вацлав IV встал на сторону папы римского, что привело к разрыву с Францией, стоящей, разумеется, на позициях папы авиньонского. Одна за другой следовали войны и столкновения внутри “священной римско-германской империи”, в которые то и дело вовлекался Вацлав. Кроме того, папа римский, которого признавал Вацлав, отказывался подтвердить его претензии на римский престол. Поэтому Вацлав IV требовал (будучи в этом не одинок), чтобы проблема двойного папства была решена отставкой обоих пап и избранием нового, единственного папы. Против этого выступил пражский университет, точнее, его немецкое большинство, которое продолжало оставаться на стороне папы римского. Следствием этого стало издание в январе 1409 года Вацлавом IV так называемого Декрета кутногорского, по которому у иностранцев отнимались, а чешскому народу давались голоса. Тем самым Вацлав завершил дело своего великого отца (при основании университета его академическое общество делилось на национальности: баварцев, саксонцев, поляков и чехов, то есть два славянских народа против двух германских. Однако в результате постепенного онемечивания Силезии “польский” голос превратился по существу в третий германский голос, и чешский народ оказался таким образом в своем собственном университете в меньшинстве).
Хотя мотивом такого решения Вацлава не был ни ярко выраженный патриотизм, ни национальное самосознание, как это истолковывалось иногда романтической и возрожденческой литературой, издание Декрета кутногорского, несомненно, явилось самым значимым актом его правления. Кто бы ни разработал этот документ, главным остается то, что Вацлав его подписал. Многие места этого “Декрета” не раз находили свое подтверждение в нашей истории. Например:
Поскольку народ немецкий не имеет никакого права для проживания в королевстве Чешском, а притом в различных делах пражского обучения… присвоил себе три голоса в решениях, в то время как народ чешский, королевства истинный наследник, имеет единственный голос… приказываем вам этим декретом строго и властно… чтобы народ чешский во всех советах, судах, экзаменах, выборах и в любых других делах и разбирательствах… к трем голосам всегда допущен был и отныне и навсегда пользовался привилегией этих голосов…Read more…

Ян Жижка

Автор: roman     Категория: Личности

Ярослав Шимов, Радио Прага.

bj.jpgНа холме Витков на севере Праги располагается Национальный мемориал с одним из символов чешской столицы – конной статуей Яна Жижки из Троцнова, знаменитого полководца начала XV века, героя гуситских войн, эхо которых тогда разносилось по всей Европе. Несколько лет назад, когда на чешском телевидении проходила игра-голосование «Величайший из чехов», в ходе которой зрители выбирали самых выдающихся деятелей национальной истории, Ян Жижка занял почетное пятое место, опередив, в частности, Яна Гуса, Антонина Дворжака и Карела Чапека. Полуслепой седовласый всадник с традиционным оружием гуситов – палицей в руке остается одной из самых выразительных фигур чешской истории. Но в облике Жижки есть не только героические черты. Его судьба – пример того, как в бурную эпоху гуситских войн сливались воедино смелость и жестокость, преданность идее и честолюбие, воинский талант и бесшабашность…

О большей части жизни Яна Жижки из Троцнова сколько-нибудь подробных сведений не сохранилось. Известно лишь, что он родился примерно в 1360 году на юге Чехии и происходил из небогатого дворянского рода. По преданию, мать произвела его на свет во время летней бури под огромным дубом. В 1908 году князь Адольф Шварценберг, владелец здешнего поместья, поставил там памятный знак. До этого на том же месте находилась небольшая часовня, в которой имелась надпись: «Ян Жижка из Троцнова, слепец недоброй памяти, здесь народился». Часовня была католическая, а у католиков, как мы увидим, хранить о Жижке добрую память оснований не было. Кстати, о слепоте Жижки: большинство историков склоняется к мнению, что один глаз он потерял в результате травмы в детстве или ранней юности, другого же лишился уже во время гуситских войн. Поэтому на портретах, изображающих полководца в начале его карьеры, тряпица обычно закрывает его правый глаз, на более поздних – уже оба.

Чем именно занимался Жижка примерно до 1405 года, точно не известно. Есть упоминания о купле-продаже им нескольких небольших имений в южной Чехии. Имеются данные о том, что Жижка был женат, его супруга рано умерла, но у них была дочь, которую отец позднее выдал за одного из отпрысков знатного рода господ из Дубе. В первые годы XV века упоминания о Яне Жижке из Троцнова появляются в чешских хрониках и других документах, повествующих о разгуле разбойничьих банд на дорогах королевства, которое при нерешительном и склонном к алкоголизму Вацлаве IV пришло в изрядный упадок. В судебной книге князей из Рожмберка за 1406 год приводятся данные о допросе с пристрастием одного из пойманных бандитов: «…А о Жижке Ян Голый говорил, что Жижка, некий Йиндржих и брат Жижки взяли рыбу и другой груз из обоза… А Матей у купцов отобрал деньги, а Жижка убил одного из слуг». Из других документов узнаём о нападениях отряда Жижки на купцов в окрестностях города Ческе-Будейовице, где добычей грабителей стали сукна. Надо заметить, однако, что в те годы разбой не был среди обедневших дворян делом из ряда вон выходящим, им промышляли десятки бродячих рыцарей и сотни их помощников-простолюдинов.

В 1409 году будейовицким горожанам удалось поймать и повесить многих разбойников, орудующих в окрестностях города. Не суждено уйти от правосудия и Жижке. Но тут, когда перед ним уже маячит призрак виселицы, происходит неожиданное: за рыцаря-разбойника заступается сам король Вацлав. Нам не известно, на каком основании на Яна Жижку распространяется королевская амнистия – можно лишь предположить, что еще раньше он успел обзавестись влиятельными покровителями при дворе. Однако, выйдя на свободу, Жижка от греха подальше уезжает в Польшу, где, по некоторым сведениям, участвует летом 1410 года в знаменитой битве при Грюнвальде. В ней польско-литовское войско короля Владислава Ягелло наносит поражение рыцарям Тевтонского ордена. На стороне поляков сражался и небольшой чешский отряд, в составе которого находился Ян Жижка.

Вернувшись на родину, Жижка начинает придворную карьеру, входит в свиту супруги Вацлава IV – королевы Софии. Не исключено, что именно в это время он попадает под влияние сторонников религиозной реформы, возглавляемых популярным пражским проповедником Яном Гусом. Учение Гуса было продолжением теорий английского теолога Джона Уиклиффа, призывавшего церковь к нестяжательству и настаивавшего на том, что единственным источником религиозных истин является Священное Писание. «Верный христианин, ищи правду, слушай голос правды, учись правде, люби правду, говори правду, держись правды и защищай правду до смерти», – призывал своих прихожан Ян Гус. В 1415 году по решению собора католической церкви в Констанце он был объявлен еретиком и отправлен на костер. Но религиозные идеи пражского проповедника стали моральным ориентиром для тысяч недовольных социальной несправедливостью и усилением влияния в Чехии зажиточных немецких колонистов. Социальное, религиозное и национальное брожение привело к революционному взрыву.

30 июля 1419 года в Праге вспыхивают волнения. После того, как городская управа с презрением отвергает требования реформаторов под предводительством молодого проповедника Яна Желивского, толпа берет штурмом ратушу в Новом городе и выбрасывает членов управы из окон – прямо на копья и пики вооруженных демонстрантов. Хроника сообщает, что Ян Жижка был участником этих событий: «…А Ян Жижка, слуга и приближенный короля Вацлава, был при этом выбрасывании и неслыханном убийстве». Вероятно, он не только участвовал, но и являлся одним из лидеров восстания, иначе не был бы в скором времени назначен предводителем пражского войска. Тем временем умер Вацлав IV. Сторонники гуситского учения и вообще все недовольные не нашли общего языка с его консервативным и деспотичным преемником – Сигизмундом Венгерским по прозвищу «Рыжий Лис». Чехия встала на путь неповиновения.

jan-zizka_flag.jpg

В конце 1419 года между королевскими войсками и повстанцами заключено перемирие, но Жижка не соблюдает его, предпочитая покинуть Прагу и перебраться в Плзень. Гуситы расправляются с католическими помещиками, нападают на монастыри, частично уничтожая, а частично раздавая их имущество. В ответ против них собирают войска новый король, богатые вельможи и иноземные рыцари. Битвы следуют одна за другой, и в них проявляется воинский талант Жижки. Уже в первом своем крупном сражении, при Судомерже в марте 1420 года, он успешно применяет излюбленное укрепление гуситов из поваленных и составленных вместе повозок (по-чешски – vozova hradba). Спустя несколько месяцев, в июле, после того, как папа Мартин V объявил крестовый поход против гуситов, войско крестоносцев вступило в бой с отрядами Жижки на том самом Витковском холме под Прагой, где сейчас стоит памятник полководцу. И снова удача была на стороне одноглазого воина – неожиданной контратакой он обратил противника в бегство. К тому времени Жижка входит в состав совета 12 гетманов – фактического правительства повстанцев.

Все последние годы жизни Жижка непрерывно воюет, причем не только с королевским войском и крестоносцами, но и с противниками в рядах самого гусистского лагеря. В 1421 году он возглавил фактически карательные операции против пикартов и адамитов – двух радикальных гуситских сект. Жижка умел быть безжалостным: казнены и сожжены были десятки людей. Одновременно гуситы продолжают преследование католического духовенства, особенно монастырской братии. В руках Жижки сосредотачивается всё большая власть.
С конца 1420 года он – единоличный военный вождь таборитов, как называют наиболее организованную и последовательную часть гуситского движения, центром которой служит город Табор, превращенный в военно-религиозный лагерь.

В июне 1421 года при осаде городка Раби Жижка был ранен в единственный глаз. Он окончательно слепнет, но не перестает организовывать все новые походы, отражая вторжения рыцарских отрядов из Саксонии и Баварии. Слава Жижки такова, что в нескольких случаях противник предпочитает ретироваться, даже не вступая с ним в бой. Боевые действия представляют собой запутанный клубок походов и преследований, в которых участвуют отряды разных городов, вельмож, рыцарских орденов, отдельных гусистских вожаков и королевских военачальников… Но фигура Жижки благодаря его воинскому дарованию возвышается над всеми. Силы понемногу покидают слепого полководца – ему уже за 60, для тех времен это глубокая старость, – но он еще успевает в июне 1424 года у Малешова нанести сокрушительное поражение преследующей его армии католиков и соединившихся с ними пражан. При этом его войско захватывает и сжигает Кутну Гору – один из крупнейших в тогдашней Чехии центров ремесел и торговли.

72010.jpg

Войны опустошают страну, но конца им не видно. Правда, осенью 1424 года начинаются – в который раз – переговоры о всеобщем перемирии в королевстве. Но Яну Жижке не суждено дождаться их окончания: во время осады города Пржебыслав 11 ноября 1424 года он умирает – не проиграв ни одной битвы. Его солдаты в знак скорби начинают называть себя «сиротками». Гуситские войны продолжаются еще доброе десятилетие после смерти Жижки. Этот человек, проживший столь бурную жизнь, словно не может найти покой и после смерти. Его хоронят в церкви Святого Духа в Градец-Кралове, позднее тело переносят в город Часлав. В 1620 году, после того как католики одержали победу над протестантами в битве на Белой Горе, останки гуситского вожака были спрятаны. Вновь обнаружили их только в 1910 году.
Современные чешские историки так оценивают заслуги Яна Жижки из Троцнова: «Он создал постоянно действующую армию с определенным порядком организации, значительно усовершенствовал ведение оборонительных операций с применением повозок и регулярно использовал артиллерию. Имя Жижки связано с оборонительной фазой гуситской революции и укреплением создававшихся в ее ходе государственных структур. К чести слепого полководца служит и тот факт, что, умирая, он не располагал почти никаким имуществом. Ян Жижка по праву считается самым выдающимся военным талантом в чешской истории».

Фома Аквинский.

Автор: Selena     Категория: Личности

То, что ты не хочешь иметь завтра, отбрось сегодня, а то, что хочешь иметь завтра, – приобретай сегодня.

Святой Фома Аквинский. 

Влияние на ход истории оказывают не только переломные события, вовлекшие в себя народы и страны. Существует немало примеров, когда жизнь одного человека меняла устрой целой эпохи. О таких людях и пойдет речь в этой рубрике. И первым из тех, чью историю я хочу вам, представить станет Фома Аквинский – средневековый философ, написавший за 20 лет своей интеллектуальной жизни около 10 500 статей, и теолог чье учение в 1879 году папа Лев XIII провозгласил «единственно истинной философией».

На рубеже 12-13 вв. западноевропейская культура получила новый импульс для своего развития. Связано это было, прежде всего, с широким знакомством европейцев с арабоязычным Востоком, столкновение с которым происходили постоянно – во время крестовых походов, в захваченной Испании и т.д. Эта встреча сыграла важную роль в развитии европейской философии. Дело в том, что в арабском мире были крайне популярны учения античных философов, и, в первую очередь, учение Аристотеля. На арабский язык были переведены практически все его сочинения, при этом аристотелевские произведения были подробно прокомментированы арабскими мыслителями, арабские философы опирались на положения Аристотеля в своих учениях.В Европе господствовали идеи Платона, почитавшиеся более близкими к учениям отцов Церкви, в первую очередь, Аврелия Августина. Аристотель же был известен мало и в весьма негативном ключе: его идеи использовали многие христианские теологи, считавшиеся еретиками. Это привело к запрету на распространение и изучение трудов философа. Так, изучение естественнонаучных сочинений Аристотеля и его “Метафизики” было запрещено папскими декретами 1210 и 1215 гг.

Однако аристотелизм постепенно получает все более широкое распространение. На латинский язык переводятся почти все его произведения — сначала с арабского, а потом и непосредственно с греческого языков. И в католической Церкви с течением времени утверждается мнение, что использование системы доказательств истинности христианских догматов с опорой на Аристотеля становится насущной необходимостью, поскольку неоплатонизм не дает ответы на все возникающие вопросы.

В 1231 г. папа Григорий IX обновил декреты 1210 и 1215 гг., но одновременно создал комиссию для проверки аристотелевских произведений. И уже в 1245 г. изучение Аристотеля было разрешено без всяких ограничений, а позднее в 50–60-х гг. XIII в. Рим официально поручает нескольким христианским философам заняться переработкой учения Аристотеля в христианско-католическом духе. Центральное место в этой работе занял Фома Аквинский (1225/1226—1274 гг.).

Фома Аквинский (Томмазо д’Аквино) родился в замке, расположенном в четырех милях от Аквино, в южной Италии. Фома был седьмым сыном графа Ландолфо д’Аквино. В возрасте 5 лет мальчика согласно традиции отдали в бенедиктинский монастыре Монте Кассино. Здесь вскоре стали заметны его выдающийся интеллект и религиозное рвение. Но после девяти лет обучения Фома отправился в университет Неаполя. В это время Аквината начал привлекать доминиканский монашеский орден. Он был основан 25 годами ранее, в 1215 году Домиником де Гусманом. Одной из своих целей своей орден считал посвящение жизни обучению и интеллектуальной деятельности. Таким образом, Фома нашел для себя возможность объединения интеллектуальной и духовной жизни.

Однако его семья была категорически против его вступления в орден. Незадолго до этого умер отец Фомы. Мать Аквина, немка по происхождению, резко против желания сына вступить в орден – ее пугал обет нищеты. Неоднократно семья пыталась препятствовать решению Фомы, однако он добился того, к чему стремился. И в итоге остался в рамках ордена до самой смерти.

Фома был принят в качестве послушника в возрасте 18 лет, через несколько дней после смерти отца. Графиня д’Аквино, не желавшая примириться с решением сына, посла двух его братьев, чтобы они похитили Фому и привезли в крепость Роккасекке. В течение года он пребывал в заточении в башне своего замка, читая Библию и «Метафизику» Аристотеля.В итоге Фома смог бежать благодаря помощи сестры. Вместе со своим духовным наставником – братом Иоанном из Сан-Хулиана – он направился в Неаполь. После завершения его посвящения в послушники, Фома направился в Кёльн для прохождения новициата и изучения теологии; в этот период его наставником был Альберт Великий .
Учение Альберта во многом способствовало возрождению интереса к Аристотелю. (Он был канонизирован в 1931 году, став св. Альбертом, покровителем естественных наук и ученых). Философ был вскоре поражен познаниями двадцатитрехлетнего итальянца. Существует легенда о том, что услышав прозвище «глупый бык», которым наградили Аквината студенты, св. Альберт сказал: «Запомните мои слова, однажды голос этого быка будет раздаваться над всем христианским миром».
В 1252 Аквинат возвратился в доминиканский монастырь св. Иакова в Париже, а четыре года спустя был назначен на одно из закрепленных за доминиканцами мест преподавателя теологии в Парижском университете. Он приехал в Париж, но поскольку в 1252 году ему было лишь 26 лет, в столице Франции его не хотели принимать, как слишком молодого.
В парижском университете доминиканцев представляли две клики профессоров, а францисканцев только одна. Остальные должности занимали мирские учителя, не посвященные в духовный сан, которые проникались все большей враждебностью в отношении монашествующих учителей. С одной стороны они скрывали тот факт, что профессора живую на милостыню, с другой – им было досадно, что лекции доминиканцев и францисканцев собирают большие аудитории, чем лекции светских учителей.

Мятежи сопровождались слишком большим насилием, и папа решил, что нужно вмешаться. Фому выбрали защитником нений его ордена. Одновременно с этим он написал несколько работ, например «Сумму против язычников». Она была передана одному из доминиканцев – другу Фомы, обеспокоенному ситуацией с маврами в Испании. Позднее он стал известен как святой Раймонд из Пенафорта.

В 1259 году Фому призвали ко двору понтифика, и посвятили в сан главного проповедника. Он стал советником папы. Там же он завершил «Сумму против язычников». Этот трактат предназначался не для студентов-теологов, а для тех, кто должен был в процессе общения обсуждать вопросы веры с нехристианами. В этом состоит основное отличие от самого зрелое и самого знаменитого сочинения – “Суммы теологии” (Summa theologiae), которая так и осталась незавершенной (после 6 декабря 1273 Фома уже не имел возможности писать). В этом монументальном синтезе христианской мысли Фома осуществил свое намерение «кратко и ясно изложить то, что относится к священному учению… для наставления начинающих», тщательно рассмотрев вопросы, касающиеся «Бога, пути разумных существ к Богу и Христа, который, по Своему Человечеству, есть наш путь к Богу». К этому же периоду относится и написанное в жанре quaestiones disputatae (спорных вопросов) сочинение «О могуществе Бога» (De potentia Dei).

«Суммы теологии» состоит из трех частей. Первая – bilingua – написана на двух языках (английском и испанском) и состоит из 16 томов. Первая часть рассказывает о Боге, вторая – о человеке, а третья часть (собственно, теологическая) о воплощенном Боге на земле.
В «Сумма теологии» Аквинат крайне сдержанно обращается к примерам авторитетных личностей, и, более того, только к тем, которых признают и принимают антагонисты христианского мировоззрения.

В конце 1268 года Фома был вызван в Париж – ему предстояло возглавит профессорский состав в отделении для иностранных студентов. Ситуация была напряженной: с одной стороны светские учителя продолжали активные протесты против духовных учителей, с другой стороны возникла необходимость в противостоянии новейшей форме аристотелизма – латинскому аверроизму, названному так в честь западноарабского философа Аверроэса. Данное течение стало достаточно популярным, несмотря на то, что излагало доктрины не совместимые с христианским учением. К 1272 году относится написанный Фомой в резкой полемической форме трактат «О единстве интеллекта против аверроистов» (De unitate intellectus contra Averroistas). В том же году Аквината отозвали в Италию для учреждения новой школы доминиканцев в Неаполе. Здесь он продолжил работу над «Суммой теологии».

В 1273 году в день святителя Николая отец Томмазо служил мессу, и ему было настоящее откровение, не то видение, которое можно описать словами. После этого он перестал писать и диктовать. На упреки Фома отвечал: “Мои труды окончены. После того, что мне было открыто, все мои писания кажутся мне всего лишь соломой”. Зимой он заболел. Хотя ему было еще не было 50 лет, годы напряженной работы не могли положительно сказаться на его облике и здоровье. Аквинату оставалось жить только несколько месяцев.
Фома скончался 7 марта 1274 в цистерцианском монастыре в Фоссанова по пути в Лион, куда он был приглашен папой Григорием X в качестве консультанта Лионского собора. 11 апреля 1567 он был провозглашен учителем церкви.
Уже после смерти ему был присвоен титул “ангельского доктора”, а 1323 г. за свои великие заслуги перед Церковью Фома Аквинский был признан святым. Его канонизировал папа Иоанн XXII. Одно из обязательных требований для канонизации в христианстве являются доказательства того, что святой при жизни совершал чудеса. Фома при жизни не сотворил ни единого чуда, поэтому папа заявил, что каждая статья в «Сумме теологии» является чудом и таким образом юридически узаконил канонизацию.

Первоначально датой поминовения был выбран день смерти – 7 марта. Однако на Втором совете в Ватикане эта дата была изменена, поскольку часто выпадала на Великий пост. Дату перенесли, и теперь день святого Фомы празднуется 28 января.

Вальтер фон дер Фогельвейде

Автор: roman     Категория: Личности

(ок. 1170 – ок. 1230), прославленный немецкий миннезингер, средневековый мастер куртуазной песни, современник великих мастеров рыцарского романа Вольфрама фон Эшенбаха и Готфрида Страсбургского. Место рождения точно не установлено; по наиболее распространенному мнению, скорее всего в Южном Тироле, в Боцене (Больцано), где в 1889 ему был воздвигнут памятник. Безземельный рыцарь, Фогельвейде(в средневековье его имя звучало именно так; «ей» стало читаться как «ай» гораздо позже) должен был полагаться на покровительство знатных вельмож и князей. Поэзией занялся ок. 1190 при дворе в Вене, вдохновленный примером Рейнмара фон Хагенау, одного из величайших лирических поэтов той поры. После 1198 вел скитальческий образ жизни, побывал во многих областях Европы, его принимали как желанного гостя при разных дворах, в т.ч. в Вартбурге (Тюрингия), где ландграф Герман, покровительствовавший поэтам, держал пышный двор. С течением времени зависимость от покровителей стала тяготить поэта. Около 1220 император Фридрих II пожаловал ему небольшое поместье (о чем поэт много лет мечтал). Последние годы жизни Фогельвейде омрачены настроениями усталости и разочарования, хотя он умер в славе и подражавшие ему молодые поэты почитали его как своего учителя и великого мастера. Он похоронен в монастыре при Вюрцбургском соборе. Фогельвейде начинал как певец куртуазной любви. Ранние его песни давали весьма стилизованную картину переживаний, как того требовала формализованная поэтика миннезанга. Однако Фогельвейде сумел освободиться от жесткого канона и придал своим произведениям более раскрепощенное звучание. Одна из самых известных его песен, «Под липами» (Unter den Linden), всегда восхищала простотой, свежестью, силою чувства. Новаторским было разнообразное, усложненное строфическое построение, присущее его любовным песням собственного сочинения, музыка многих из них ныне ,увы, утрачена. Однако славой, которую Фогельвейде стяжал среди современных ему певцов, он был обязан не лирике. Поэту было свойственно высокое чувство долга и моральной ответственности. Он видел себя наставником добрых нравов и пристойных манер, и потому открыто бичевал в стихах грубость, неотесанность и порочность. Знамениты его три большие политические поэмы, т.н. “шпрухи” (букв. “изречения”, “приговоры”), в которых изображалось шаткое состояние государства. Ему принадлежат также несколько диатриб, обличавших алчность и двуличие Рима и бедственное состояние Церкви.


Обсада цена за проем
Цены ниже! Быстрый поиск низких цен на окна. Только проверенные компании
obsada77.ru
Гостиницы СевероБайкальска Байкал сервис
Онлайн-бронирование гостиниц. Бронирование гостиниц в РФ
hotelolymp.ru
Прочистка канализации в ленинградской области
Профессиональные машины для устранения засоров, прочистки труб. Гарантия
avarikawaterking.umi.ru
..