История Геральдики. Часть 1.

Автор: Selena     Категория: Геральдика

Геральдика (лат. ars heraldica – ремесло герольдов) – раздел эмблематики, сложившийся на протяжении Средних Веков в Западной и Средней Европе,  в основе которого находятся своеобразные обычаи оформления и употребления особых личных и коллективных знаков, прежде всего – гербов (лат. arma – оружие или доспехи; польск. herb от нем. Erbe – наследство), а также устойчивое единство идентификационной и декоративной функций этих знаков.

Прообразы гербов – различные символические изображения, помещаемые на знамена, доспехи и другие личные вещи – применялись еще в древности. Примеры этого мы можем встретить и Гомера, Вергилия и многих других античных авторов. Легендарные герои, как вымышленные, так и реальные, имели личные эмблемы. Так, шлем Александра Македонского украшал морской конь (гиппокамп), а шлема Ахиллеса и римского императора Каракаллы – орёл. Щиты также украшались разнообразными эмблемами, например, изображением отсеченной головы Медузы Горгоны. Но эти знаки использовались как украшение, произвольно менялись владельцами, не передавались по наследству и не подчинялись никаким правилам. Лишь некоторые эмблемы островов и городов античного мира использовались постоянно – на монетах, медалях и печатях. Эмблемой Афин была сова, Коринфа – Пегас, острова Родос – роза. В этом проявлялись зачатки государственной геральдики. Большинство древних цивилизаций имело в своей культуре некоторые элементы геральдики, например систему печатей или штампов, которая в дальнейшем неразрывно будет связана с геральдикой. В Ассирии, Вавилонской империи и в древнем Египте печати использовались так же, как и в средневековой Европе – для удостоверения документов.

 Древние германцы раскрашивали свои щиты в разные цвета. Римские легионеры имели на щитах эмблемы, по которым можно было определить их принадлежность к определенной когорте. Особыми изображениями украшались римские знамена – vexilla (отсюда происходит название науки о флагах – вексиллологии). Для различия легионов и когорт в войсках также использовались значки – signa – в виде различных животных – орла, вепря, льва, минотавра, коня, волчицы и других, которые носились впереди войска на длинных древках. По этим фигурам, часто относящимся к истории города Рима, военные части иногда получали названия.

Система эмблем и знаков отличия существовала повсеместно с давних времен, но геральдика, как особая форма символики возникла в процессе формирования средневековой европейской феодальной культуры. Принято считать, что гербы появились в X веке, но выяснить точную дату сложно. Первые гербы, изображённые на печатях, приложенных к документам, относятся к XI веку. Древнейшие гербовые печати помещены на брачном договоре 1000 года, заключённом Санчо, инфантом Кастильским, с Вильгельминой, дочерью Гастона II, виконта Беарнского. В условиях неграмотности и языковых барьеров средневекового общества использование гербового знака для подписи и для обозначения собственности было наиболее удобным способом заверки документов. Такой знак был понятен всем. Существует мнение, что гербы появились сперва на печатях и уже после на одежде и вооружении.

 В отличие от более ранних знаков герб обозначал обладателя в полноте его социальных проявлений и, соответственно, помещался на разнообразных предметах военного и мирного, парадного и повседневного быта, – на щитах, коттах, знаменах, попонах, печатях (при изображении всадника, в отдельно взятом щите, как у графини Иды Булонской и Даммартенской в 1201 г. с двумя гербами – собственным и мужа – в раздельных щитах, или же просто в поле печати, как у Рогезии де Клер, графини Линкольнской, ум. в 1156 г.), надгробиях (погребальный эмалевый портрет Гальфрида Плантагенета, гр. Анжуйского, в гербовых доспехах; ок. 1160-65), затем – на одеждах, зданиях, мебели, сосудах, ларцах, в оформлении документов и т.д.

 

Непосредственное развитие геральдика получила только после крестовых походов. Самое раннее такое свидетельство – французский эмалевый рисунок с могилы Жоффруа Плантагенета (умер в 1151 году), графа Анжу и Мэна, изображающий самого Жоффруа с гербовым щитом, где на лазоревом поле предположительно четыре вздыбленных золотых льва (точное число львов трудно определить из-за положения, в каком нарисован щит). Граф был зятем Генриха I, короля Англии, правившего в 1100-1135 годах, который, согласно хронике, и пожаловал ему этот герб.

Первым английским королём, имевшим личный герб, был Ричард I Львиное сердце (1157-1199). Его три золотых леопарда использовались с тех пор всеми королевскими династиями Англии.

Дело в то, что с XII века доспехи становятся всё более и более сложными, шлем закрывает все лицо рыцаря, сам он одевается в броню целиком, с головы до пят. Кроме того, при некоторых отличиях, все доспехи были однотипными, так что опознать рыцаря не только издали, но и вблизи стало невозможно. Эта ситуация дала импульс к массовому использованию герба в качестве опознавательного знака. В дополнение к гербу, изображённому на щите, постепенно появились дополнительные гербовые знаки, которые были призваны помочь рыцарям узнавать друг друга на расстоянии и в пылу боя: навершие укреплённое на верхушке шлема и геральдические вымпелы и штандарты. Сочетание двух видов родовых знаков – щита и навершия – составило в дальнейшем материальную основу герба.

Первоначальные нашлемники повторяли изображения гербового щита; старейший известный пример – печать 1197 г. графа Балдуина IX Фландрского, изображающая его в гербовом убранстве – со львом на щите (герб, прослеживаемый с 1162 г.) и с фигуркой льва на шлеме. С XIII века нашлемники могли, как согласовываться со щитом, так и обладать знаковой самостоятельностью. Стало типичным воспроизведение гербового щита (на печати, здании, в рукописи и т.д.), увенчанного шлемом с нашлемником и наметом или ламбрекеном (“lambrequin”, от латинского “lambellum” – клочок или кусок материи) в качестве “верхнего герба” (нем. Oberwappen, фр. аналог: timbre); последний вместе со щитом образовывал иконографически устойчивый полный герб. В Германии, вследствие повышенного внимания к родовому и коллективному, нашлемники закрепились, став фамильными, и их изменение нередко служило параллелью западной практике внесения в щит бризур. На Западе и Юге Европы нестабильные нашлемники часто заменялись или варьировались владельцами. У крупнейших родов и династий, а к концу XIV века и у части средней знати родовые нашлемники появились, однако с ними продолжали соперничать менее долговечные (личные?). Так, большинство членов королевского дома Валуа имели право одновременно на разные нашлемники: общединастический (лилию), своей ветви рода (бургундский филин и т.д.), многочисленных реальных и титульных владений или же личный.

 

Нашлемник как элемент герба зачастую не был идентичен реальному шлемовому украшению – парадному, турнирному или тем более боевому (употребление таковых украшений в бою вообще весьма сомнительно). Условно-гербовая иконография нашлемников иногда отчетливо дистанцировалась от их предметных прототипов: так, на реальном шлеме “Черного Принца” Эдуарда Вудстокского помещался стоящий и глядящий вперед лев; при воспроизведении этого же нашлемника в составе полного герба нормой был разворот львиного туловища в профиль, а головы – анфас (по аналогии со львами в щите). Даже на печати с фигурой самого принца в гербовом облачении лев на его шлеме изображен условно-гербовым образом.

Пик всеевропейского употребления гербов с нашлемниками в XIV и XV веках связан с турнирными модами, но не сводится к ним. Значительная часть нашлемников, известных по гербовым изображениям этого периода, могла вообще не иметь никакого оружейного воплощения и существовать только в геральдическом декоре рукописей, печатей, зданий и т.п.

 

Намет – ткань, с XII в. крепившаяся к шлему для защиты от жары и холода, для смягчения ударов, а также для украшения – является обязательной частью герба, и изображается в виде накидки с развевающимися концами, закрепленной на шлеме с помощью бурлета (от французского “burrelet” – венок) или короны. В ранних гербах намет часто изображается с орнаментально вырезанным краем. В XIV веке шлем в составе полного герба часто изображался с наметом, который мог получать определенную расцветку, украшаться гербовыми фигурами. Постепенно гербовый намет удлинялся, превращаясь из короткого назатыльника в развевающееся покрывало. Это отражало не только эволюцию реального шлемового покрывала, но и декоративные тенденции в геральдическом искусстве. К XV веку оформилась практика воспроизведения намета как орнамента в виде развевающихся клочьев ткани, обычно имеющих один фиксированный цвет с лицевой стороны, другой – с изнанки.

Оставить комментарий


..