О многострадальном «Под липками» Вальтера фон дер Фогельвейде

Автор: roman     Категория: Средневековая культура

…Бедный Фогельвейде ! Один бог знает , сколько приходится ему переворачиваться в гробу, когда в свет выходит очередная «рецензия» на одно из лучших его произведений. Хотя, скорее всего, он просто не узнает свое творение в русском переводе – в интерпретации советских переводчиков образца 60-х годов, чудовищно исказившем первоначальный вариант:

«В роще под липкой
Приют наш старый
Если найдешь ненароком ты,
Молвишь с улыбкой:
«Что за парой
Травы примяты и цветы?»
На опушке средь ветвей –
Тандарадай –
Пел свидетель соловей.

Молча брела я
Средь бездорожья ,
Пока не встретила дружка.
Он обнял, пылая,
Матерь божья !
Обнял – и стала душа легка .
Сколько раз ?
Да кто ж сочтет?! –
Тандарадай. –
Видите – в кровь нацелован рот .

Дружок меня манит
Прилечь на ложе.
Рассыпал он цветы да хмель.
Ведь кто-нибудь станет
Смеяться позже,
Сыскав подобную постель.
Сломлен шиповник – ясно для всех, –
Тандарадай, –
Как был нам сладок смертный грех.

Ни лаской, ни силой
Не открою
Вам тайну эту, помилуй бог !
Что сделал милый там со мною,
Знаем лишь я, да мой дружок,
Да пичужка меж ветвей, –
Тандарадай, –
Все пришлось увидеть ей».

( 1974 г. Перевод Арк.Штейнберга)

А теперь познакомим интересующихся с подлинным текстом:

Под липой, в вереске,
Где мы были вдвоем,
Наше местечко можно найти,
Так как там цветы и трава
Были любовно уложены.
На краю леса в долине
Тандарадай,
Пел красиво соловей.

Я пришла пешком на луг,
Куда мой любимый пришел раньше.
Там я была принята
как благородная госпожа,
Так что я была счастлива.
Целовал ли он меня ?
Да, тысячу раз,
Тандарадай,
Посмотрите, как раскраснелись мои уста!

Основанием этому
Была красота ложа
Сделанного им из цветов.
Возможно, прохожий,
Увидя цветочное ложе,
от всего сердца рассмеется -,
По розам сможет он узнать,
Тандарадай
Где покоилась моя голова.

Того, что он был со мной,
Никто не знает( не дай Бог),
А то я бы стыдилась.
И как он ухаживал за мной (что он заботился обо мне)
Никогда никто не узнает,
Это знаем только я и он,
И маленькая птичка,
Тандарадай,
Которая вполне
Может знать правду.

( Подстрочный перевод Р. Максимова, 2000 г.)

Средневековый текст :

Under der linden

Under der linden
an der heide,
dâ unser zweier bette was,
dâ muget ir vinden
schône beide
gebrochen bluomen unde gras.
Vor dem walde in einem tal,
tandaradei,
schône sanc diu nahtegal.

Ich kam gegangen
zuo der ouwe,
dô was mîn friedel komen ê.
Dâ wart ich enpfangen,
hêre frouwe,
daz ich bin sælic iemer mê.
Kuster mich? Wol tûsentstunt:
tandaradei,
seht, wie rôt mir ist der munt

Dô het er gemachet
alsô rîche
von bluomen eine bettestat.
Des wirt noch gelachet
inneclîche,
kumt iemen an daz selbe pfat.
Bî den rôsen er wol mac,
tandaradei,
merken, wâ mirz houbet lac.

Daz er bî mir læge,
wessez iemen
(nû enwelle got!), sô schamt ich mich.
Wes er mit mir pflæge,
niemer niemen
bevinde daz, wan er und ich,
und ein kleinez vogellîn –
tandaradei,
daz mac wol getriuwe sîn.

Как видите, в оригинале и в помине нет тех последствий “любви” одного гиппопотама другим и «стоптанные» заросли колючего «шиповника»…) Да и шиповника – то нет. Конечно, перевод текстов поэта 12 века не слишком легкое занятие ..однако – «в кровь нацелован» рот (!!!) –подобные описания заставляют задуматься… Нет никакой «матери божьей»- переводчик явно запутался в разных значениях средневекового слова «frouwe», которое обозначало «госпожа» (и в связи с этим иногда использовалось для иносказательного обращения к Богоматери – «наша любимая (любезная) госпожа», но не в этом контексте. И вообще много чего еще нет, зато есть много придуманного переводчиком – в стиле: «мой миленочек с тоски…» На самом деле – в оригинале – есть трогательная в своей наивности исповедь юной девушки, которая откровенна именно в силу своей чистоты и не догадывается, что ее могут неправильно понять некоторые «умудренные опытом» особы.

В общем, имеем все те же грабли, на которые и наступает множество современных людей, пытаясь с наскока составить мнение о старинных текстах – прежде всего необходимо знать, как менялся язык и значения слов, изучить менталитет автора и того социального слоя, чьи этические воззрения он выражает. Вальтер фон дер Фогельвейде – миннезингер (т.е. поэт-импровизатор песен о любви для знати), причем один из ярчайших представителей этого стиля, а не пьяный шпильман или вагант. Если хотите почувствовать разницу менталитетов, сравните с вагантской пародией на «Under der Linden» – «я скромной девушкой была…» – там подробных описаний буйства плоти хватает по полной.

А здесь – только очаровательная баллада о нежном свидании, где юноша устроил любимой ложе из цветов, изголовье устелив лепестками роз; обращается он с ней «как с благородной госпожой», объятья и поцелуи, от которых «раскраснелись губы» и сияют глаза – скорее всего, эти пылкие ласки и явились для героини поводом «стыдиться», но лишь своих бурных чувств, а не какого-то там «смертного греха». Кстати, таковым по средневековым понятиям является совсем не любовь, а прелюбодеяние – совращение «чужого», т.е. замужней (женатого) – кто не знает. Песня наполнена тонкими намеками, но ни одного откровенного заявления в ней нет. В этом и состояло ее очарование для средневекового слушателя – и это же, видимо, составляет основную проблему для современного восприятия, непривычного к подобной тонкости…
Еще одно подтверждение – тихая, застенчивая мелодия этой песни. Тому, кто ее слышал (а не только читал текст советского перевода), будет понятно, о чем говорится в статье:

Материалы взяты со страницы клуба “Хранители” г. Белгород:
http://mmkhraniteli.ucoz.com/

Метки: , , ,

Оставить комментарий


..