Положение церкви в Чехии 14 века

Автор: roman     Категория: История

  11.jpgЦерковь к концу XIV века была крупнейшим феодалом Чехии. Большая часть пахотных земель (подсчитано, что церкви принадлежала примерно треть всего земельного фонда страны) — основного средства производства в эпоху феодализма — находилась в руках именно цер-ковных феодалов. Начиная с XIII века церковь ввела целибат (в частности и в Чехии), который препятствовал дроблению ее земельных владений. Земельные пожалования церковным учреждениям, захват и скупка земель, а также полученные церковью привилегии привели к концентрации все большего количества земель под властью церквей, монастырей, капитулов и епископств. Увеличению земельных владений церкви способствовала политика Карла IV, ко¬торый нашел в церкви главную опору для осуществления своих политических замыслов; именно поэтому он стремился привлечь церковь пожалованиями и привилегиями. Обращает внимание тот факт, что целью монастырей бы-ло присоединить близлежащие деревни к своим владениям и создать компактные, объединенные земельные угодья. Однако созданию таких компактных церковных владений препятствовали феодалы — владельцы смежных с церковными землями поместий, что приводило к бесконечным распрям. [1;112]
Кроме прямых феодальных повинностей крестьянин платил также десятину т.е. десятую часть всех доходов своего хозяйства. Этим, од¬нако, его повинности по отношению к церкви не исчерпывались. За каждый обряд — за крестины, исповедь, погребение — верующие должны были платить церкви.
Служители церкви хозяйничали и в городах, они спекулировали незаложенными монастырскими поместьями и получали с владельцев домов фиксированные проценты — вечную ренту, что опустошало карманы бюргеров. Мелкие ремесленники также вынуждены были закладывать дома и из года в год выплачивать своим кредиторам (церковным магнатам или патрициату) проценты; таким образом, должники несли тяжкое, бремя наследственной (пожизненной или вечной) ренты. Богатые прелаты нередко ссужали бюргерам необходимые им средства, несмотря на то, что церковное право запрещало духовенству заниматься ростовщическими операциями. Pенты, богатство, привилегии — все это приводило к засилью церкви в городах, и вызывало неприязнь к ней населения городов. Таким образом, церковь возбуждала ненависть не только у крепостных и феодалов, но и у горожан. Всеобщая неприязнь к церкви усиливалась также в результате наглой финансовой политики папской курии, в результате упадка и разложения, которые переживала церковь.[7;14]
В XIV и XV веках аппетиты церкви резко возросли, она требовала все больше и больше средств. И она добывала их из своей паствы. Постепенно церковь-эксплуататор теряла ореол святости и в конце концов стала подвергаться всеобщим нападкам. Начиная с XIV века хищнические тенденции финансовой политики Рима в Чехии все более усиливались. Епископы и прелаты при назначении на должность должны были утверждаться папской курией, которая предоставляла им эту милость отнюдь не даром. В форме так называемых сервиций в папскую казну текли из Чехии потоки золота. Следует при этом учесть, что все платежи банкирам святых отцов производились в золоте, и притом в твердой валюте, и никоим образом не в местных деньгах (например, не в чешских грошах).
Так, епископы и прелаты направляли в Рим немалые суммы. Так, например, сервиции за пражское архиепископство достигали 2 800 злотых, за оломоуцкое епископство — 2 500, за литомышльское — 800. Но и остальные бенефиции духовных лиц предоставлялись за очень высокую плату — так называемые аннаты (например, аннаты “за место декана в Кроморжиже составляли 425 злотых), причем кандидаты на вакантные должности должны были заплатить заблаговременно. Постепенно установился такой порядок, при котором лица, заинтересованные в получении бенефиция, платили за еще не освободившуюся должность. Доходные бенефиции нередко распродавались заранее. 21.jpgРост такого рода церковных поборов начался главным образом со времени папы Иоанна XXII (начало XIV века), но уже в первой половине XIV века эти поступления достигли огромных размеров (так, например, в 1342—1352 годах в чешских областях такого рода платежи производились в 600 случаях). Рост аннатов и других платежей был связан также с тем, что новый папа отнимал все бенефиции, пожалованные его предшественниками. Всякий заинтересованный в закреплении за собой должности обязан был, таким образом, платить за нее вновь.[7;16]
В XIV веке необычайно возросла также папская десятина. Если на протяжении всего XIII века папская десятина взималась лишь два раза, то в последнее десятилетие XIV века ее взимали уже восемь раз и в немалых размерах — кошели ненасытных папских сборщиков были бездонны. По одному только Пражскому архиепископству десятина приносила папе 1 400 коп грошей. Помимо десятины Рим взимал еще и чрезвычайные сборы — они чаще всего шли на создание наемных армий, необходимых папской курии для ведения постоянной борьбы с итальянскими феодалами. Огромные доходы приносила торговля индульгенциями. Все это следует иметь в виду, чтобы представить себе, каким образом из карманов верующих вытряхивали все до последнего гроша. Нужно принять во внимание, что сами служители церкви платили деньги папской курии не из своего кармана. За церковных феодалов платили их крепостные, вносившие так называемую «помощь». Финансовое бремя, лежащее на населении Чехии, возросло после 1378 года, когда в связи с церковной схизмой объявились два претендента на престол «наместника Христа на земле», а к началу XV века к ним присоединился третий. Эти три претендента на папский престол старались превзойти друг друга не нравственными качествами, а богатством, роскошью и силой оружия.
Во времена Карла IV лучшие и наиболее доходные церковные должности в Чехии получали иностранцы, прежде всего немцы, собравшиеся вокруг императорского двора, который использовал свою тесную связь с папой, чтобы оказывать им поддержку. У чешского духовенства, особенно низшего, была, таким образом, еще одна причина ненавидеть высших сановников церкви, бывших, как правило, чужеземцами.31.jpg
Резко подает и нравственность священнослужителей. Из отчетов ревизионной комиссии мы узнаём о некоем священнике Людвике Кояты из прихода св. Яна в Подскалии: «У него также была возлюбленная, проживавшая в Вышеграде, кроме того, в своем доме, находящемся близ монастыря св. Екатерины, что против школы св. Апполинария, он устроил публичный дом, в котором содержал четырех, иногда шесть и даже восемь проституток, принимавших гостей со стороны. Помимо того, он был страстным игроком в кости. Он ходил играть в кости на Старое Место в дом Гензла Глазера и Марка Плетлова, нередко он проигрывал там всю свою одежду и ночью возвращался нагим в дом своей сожительницы в Вышеграде. Дважды рихтарж Нового Места прогонял его в таком обличье как бродягу, но ему удавалось скрыться в своем доме, что против школы св. Апполинария». Следует добавить, что, по всей вероятности, Людвик Кояты не был исключением; безнравственных церковнослужителей было тогда множество.[7;18]
Получать бенефиции и связанные с ними доходы становилось делом нелегким. С другой стороны, большой приток желающих получить бенефиций и должность священника приводил к тому, что кандидатов было больше, чем свободных мест. Поэтому значительно возросло количество низшего духовенства, куда входили священники из бедноты, прежде всего из чешских семей, не имевших средств на покупку бенефиция и вынужденных поступать на службу к бенефициариям в качестве держателей приходов, наниматься в церковные сторожа или становиться бродячими проповедниками. Таким образом произошла дифференциация духовенства, разделившегося на так называемых прелатов, то есть высших служителей церкви, или высшее духовенство, и низшее духовенство, положение которого все более ухудшалось. Голодный и бедствующий проповедник сравнивал «церковь христову» — бедную, смиренную, какой ее описывали в Евангелиях, с тогдашней церковью — распущенной и безнравственной, крупнейшим феодальным владельцем. Это вопиющее противоречие показывало, как «далеко зашла церковь». Не удивительно, что именно из рядов низшего бедного духовенства выходили люди, требовавшие исправления церкви, передовые борцы, лучшие организаторы и вожди гуситского народного движения.[2;71]

Метки: , ,

Один комментарий на “Положение церкви в Чехии 14 века”

  1. ARSENY сказал:

    Забавно, но та же тенденция была и в русском православии 14-15вв – огромные откаты на всех уровнях вступления в сан, гомосексуализм в монастырях, использование праституток + тотальная ненависть к католикам. Особенно в западных княжествах. В ВКЛитовском в к14-сер15 прокатились гражданские войны из-за антогонизма православных к католикам. 😈

Оставить комментарий


..